Eurasian News Fairway

Может ли Россия объединить Ближний Восток?

Может ли Россия объединить Ближний Восток?
Август 28
03:55 2015

При поддержке Москвы арабские страны создают единую армию

27 августа в Каире главы МИД и оборонных ведомств Египта, Саудовской Аравии, Бахрейна, Иордани, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов подписали соглашение о создании единых вооруженных сил. Договоренность об этом была достигнута на 26-м саммите Лиги арабских государств в марте 2015 года в Шарм-эш-Шейхе. Обращает внимание, что накануне подписания соглашения в Москву прибыли президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, король Иордани Абдалла Второй, зам. верховного главнокомандующего ОАЭ и наследный принц Абу-Даби Мухаммед Аль Нахайян. Вполне возможно, что все они приехали искать российской поддержки в деле возрождения панарабской идеи интеграции арабских государств.

Предполагается, что объединенная армия будет включать в себя около 40 тысяч военных, которые разместятся в своих странах, но будут готовы выдвинуться в поход по приказу единого штаба. Как подчеркнул глава штаба ВС Египта Махмуд Хигази, создаваемые войска не собираются ни на кого нападать, а призваны лишь охранять безопасность подписавших соглашение стран и бороться с общими угрозами, такими как международный терроризм.

Для понимания сути происходящего важно обратиться к истории вопроса. После поражения в арабо-израильской войне в 1948 году у многих арабских лидеров возникло осознание, что Израиль смог победить благодаря разобщенности арабов. Идею объединения наиболее активно на Ближнем Востоке позже отстаивал президент Египта Гамаль Насер. Свое практическое воплощение идея получила в 1958 году, когда была создана Объединенная Арабская Республика, состоящая из Египта и Сирии. Правда, в 1961 году это государство распалось. В дальнейшем договоры о создании различных конфедераций подписывали лидеры Египта, Сирии, Ирака, Ливии, Туниса, Судана, Алжира. Идея арабского национализма была главной в политике Саддама Хусейна.

Конец многим интеграционным процессам положила «арабская весна». Коалиции создаются, преимущественно, по религиозной принадлежности лидеров государств. Так, алавитское правительство Сирии дружит с шиитским Ираном, а Иран поддерживает шиитских повстанцев в Йемене. Тяготеющие к ваххабизму элиты стран Персидского залива поддерживают Саудовскую Аравию. Но вполне возможно, что сейчас пришло время объединиться на основе старых идей панарабизма.

Тем более что выбор у арабских государств небольшой. Новое объединение может включать в себя военную мощь Египта и финансовые возможности Саудовской Аравии. Альтернатива этому — каждая страна будет пытаться самостоятельно бороться с угрозой распространения «Исламского государства». *

Интересна возможная роль России в интеграционном процессе. Нынешний президент Египта уже давно говорит о дружбе с нашей страной, во время визита Путина в Египет в феврале этого года портретами российского лидера был украшен весь Каир. 27 августа ас-Сиси даже согласился с нашим президентом о необходимости создания коалиции против ИГ совместно с Сирией. Совместные проекты в разных областях, от энергетики и промышленности до вооружений, измеряются миллиардами долларов. Недавно Россия даже подарила Египту военно-морскую технику, которая принимала участие в открытии нового русла Суэцкого канала 6 августа. Участились и контакты на высшем уровне между Москвой и Эр-Риядом.

Но способны ли все эти процессы привести к переформатированию Ближнего Востока?

— Сложно сказать, как создание объединенной армии может изменить обстановку на Ближнем Востоке, — говорит научный сотрудник Центра стран Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Арсен Хизриев. — Но можно вспомнить, что армия Ирака сегодня терпит поражение от «Исламского государства». Даже тренировки с американскими пехотинцами не пошли армии впрок, она повторяет старые ошибки. А вот сочетание у ИГ партизанской войны, террористической тактики и типичных военных приемов вроде прикрытия бронетехникой по-прежнему эффективно. Иракская армия оставляет военные базы, теряет города. Даже курдские отряды Пешмерга, насчитывающие всего около 70 тысяч человек, показали большую эффективность, чем иракская армия, которая держалась только благодаря помощи Ирана.

В принципе, если в рамках нового объединения будет идти обмен опытом, то новая армия может быть эффективной. Но главная причина создания объединенных войск заключена в нежелании арабских государств допускать к борьбе с ИГ западные государства в плане сухопутных операций. Присутствие иностранных военных на Ближнем Востоке будет мешать даже союзникам Запада, арабским государствам пора решать проблему ИГ самостоятельно.

«СП»: — Насколько вырастет в регионе роль Египта, у которого самая многочисленная армия в арабском мире?

— Некоторые наши СМИ пытаются представить Абдель Фаттаха ас-Сиси как нового Насера. Но этот образ не очень ему подходит. При всей харизме ас-Сиси, при его военном опыте, это не тот человек, который может идеологически или политически объединить регион.

Военное лидерство Египта в арабском мире было бы более очевидным, если бы государство могло справиться с проблемами на Синае годом раньше. На Синайском полуострове происходят такие вещи, которым нет места в стране с самой сильной армией на всём Ближнем Востоке. Но египтяне не могут установить контроль даже на собственной территории, у них постоянные проблемы. Да, Египет — большая страна, которая имеет большое влияние в регионе, но всё-таки это не тот Египет, что был при Насере. Правление Мубарака и «Братьев-мусульман»** ослабило это государство. Должно пройти какое-то время, прежде чем Египет сможет обрести то ключевое значение, которое было при существовании Советского Союза.

«СП»: — Может, сейчас сделан первый шаг в деле возрождения идеи объединения всех арабских государств?

— На мой взгляд, панарабская идея не имеет перспектив. В ее основе лежал арабский национализм и достаточно своеобразный арабский социализм, который отличается от западного понимания социализма. Сейчас та и другая идеи находятся в кризисном состоянии, молодежь их не разделяет, она хочет комфортной жизни. На смену социалистическим и арабским националистическим пассионариям пришли местечковые националисты, которые даже могут обижаться на то, что их называют «арабами». Всё больше людей объединяют идеи исламизма. Иначе бы ИГ не пользовалось таким успехом у маргинальной арабской молодежи. Я думаю, что прошло время идеи единого арабского пространства. Если сейчас об этом и думают организаторы создания объединенной армии, то они опоздали лет на 30.

«СП»: — Но альтернативой объединения может быть только борьба с ИГ поодиночке.

— Объединение не спасет арабские государства от нынешних проблем. В общем, этого не хотят и лидеры арабских стран. Скоро у них возникнут проблемы с курдами, которые показывают тенденции к объединению автономий. Будет и проблема с ИГ, которая до сих пор не решена. Даже единая армия это не объединение арабского мира. У каждого государства свои интересы, свои партнерские отношения с Западом. Даже на простом человеческом уровне египтяне не очень любят саудитов, с предубеждением относятся к жителям ОАЭ. Мы помним, как раскололась Ливия после свержения Каддафи. Арабские страны показывают, скорее, тенденцию к расколу, нежели к какому-то объединению.

«СП»: — Сейчас арабские лидеры пытаются развивать отношения с Москвой. Может ли Россия улучшить свои позиции на Ближнем Востоке, учитывая нынешние интеграционные процессы в регионе?

— У каждой страны арабского мира свой интерес в отношениях с Россией, между ними мало что общего. Египту важно поддерживать диалог по поводу энергетики, инвестиций, вооружений. Ас-Сиси действительно хорошо относится к Путину. Саудовская Аравия продолжает вести торг по поводу Сирии и цен на нефть. Эти проблемы не удается решить, и Эр-Рияд, видимо, предлагает новые условия сделки. Как я могу судить, наше руководство эти условия не устраивают.

Когда люди приезжают и устраивают официальную встречу, значит, у них есть серьезные вопросы и предложения. Но не стоит считать, что Россия будет играть роль какого-то объединяющего центра. В советское время в Москву приезжали лидеры социалистических партий и пытались решить проблемы, сейчас другие обстоятельства.

— Создание объединенной армии вряд ли изменит ситуацию на Ближнем Востоке, — считает научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований института Африки РАН Леонид Исаев. — Сам этот вопрос стоял давно, он неоднократно поднимался в Лиге арабских государств. Подписывались даже соглашения. Но ни к каким практическим результатам это не привело. Прошлый саммит Лиги арабских государств в марте этого года тоже закончился тем, что все поддержали идею единой армии.

Больше всего этого добивается Саудовская Аравия. Ведь самую большую роль будет играть государство, которое возьмет на себя финансирование процесса. Кроме стран Персидского залива все нуждаются в деньгах. Интересно то, что присоединился к соглашению Египет. Ведь у Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) уже есть что-то вроде единой армии, так называемый «Щит полуострова». В 2011 году эти формирования действовали в Бахрейне, там саудовские танки подавили все оппозиционные выступления. С другой стороны, Египет после свержения «Братьев-мусульман» действует в фарватере Саудовской Аравии, ведь Эр-Рияд был спонсором переворота 2013 года, остается главным спонсором египетской экономики.

Но будет ли работать нынешний проект единой арабской армии? Подобное объединение уже провалилось, когда Саудовская Аравия затеяла военную операцию коалиции арабских государств в Йемене. Из ключевых союзников Эр-Рияда никто не отказал Саудовской Аравии в помощи, но по факту воевать никто особо не пошел.

В идеале новое объединение должно стать «арабским НАТО». Но что будет на практике, предсказать очень сложно.

«СП»: — Участились визиты арабских лидеров в Москву. Может, они ищут поддержки объединения у нас?

— Для России в принципе не видно выгод от арабского объединения. Визиты можно расценивать как дружественные акты. Но давайте смотреть на факты. Отношения между Путиным и иорданским королем Абдаллой Вторым действительно хорошие, но по ключевым для нас вопросам Иордания нашу позицию не поддерживала, в частности, по Сирии.

Для арабских стран основной партнер это Вашингтон. И пока ничего особо не изменится. Единственно, кто может выиграть от интеграции арабских государств, это Саудовская Аравия. Она пытается воспользоваться моментом, когда ключевые государства региона ослабли. Ирак и Сирия в состоянии кризиса, пока слаб Египет. Единственное сложное место Эр-Рияда — армия, она действительно у Саудовской Аравии достаточно слабая по сравнению с армиями других арабских государств. Эту проблему Эр-Рияд хочет решить с помощью денег, чтобы в том же Йемене воевали египтяне. Саудовская Аравия готова платить, а за это получать сильные войска в свое распоряжение.

Вице-президент Академии геополитических проблем Константин Соколов полагает, что перспективы стать объединяющим фактором на Ближнем Востоке у России есть:

— На Ближнем Востоке и в Северной Африке создана зона нестабильности. В 1980 году журналистом Одедом Иноном была оглашена идея создания Израиля от Нила до Евфрата. Предполагалось, что арабские государства распадутся на мелкие образования, и Израиль сможет взять их под контроль. В США позже появился похожий проект «большого Ближнего Востока», то есть распространения хаоса в регионе для доминирования в нем Вашингтона.

Сейчас вроде бы несколько арабских государств взяли курс на консолидацию, а не на распад. С другой стороны, пока существует высокая зависимость этих стран от США, их средства могут быть использованы и для развязывания новых войн.

«СП»: — Может ли Россия влиять на ситуацию?

— На наших глазах создается новый мировой альтернативный центр. Он выражен в объединениях ШОС, ЕАЭС, БРИКС. Чтобы привлечь на свою сторону арабские страны, недостаточно объяснить им губительность продолжения хаоса на Ближнем Востоке. Главное — показать духовный образ нового геополитического центра, то есть ту систему человеческих отношений, тот образ будущего, которое планируется создать.

Сейчас всё больше говорится о посткапиталистическом развитии мира, о тупике западной модели развития, основанной на власти денег. Но пока никто не говорит, какова же альтернатива.

Россия не может вмешаться в войну в Сирии. Войти в экономику Ближнего Востока очень трудно, так как у нас у самих кризис, да и инвестиционные рынки Запад не отдаст. Поэтому нам надо экстренно формировать идеологию нового геополитического центра, чтобы она была доступна для людей из разных стран и с разным образованием. Тогда есть шанс сделать арабский мир своим союзником.


* — «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** — «Братья-мусульмане» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года были признаны террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Андрей Иванов

Фото: Zuma/TASS

СвободнаяПресса

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

5 комментариев

  1. Стеклов Андрей
    Стеклов Андрей Август 28, 08:20

    Вопросов больше, чем ответов…

    Ответить
  2. Tachenko
    Tachenko Сентябрь 01, 13:40

    Ось ваша сутність і вилізла, благодійники. Навіть з терористами готові приятелювати, тільки б знищити українців. Нічого святого для вас немає, гади москальських.

    Ответить
    • Николаич
      Николаич Сентябрь 01, 14:10

      ты святого не касайся упырек. приспешник дьявола а туда же судить нас берется.(((

      Ответить
  3. Станислав
    Станислав Октябрь 04, 10:07

    Уже объединяет — в СИРИИ !!!..+++)))

    Ответить

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.