Eurasian News Fairway

Большая «химия» войны в Сирии: Асад ответил Трампу

Большая «химия» войны в Сирии: Асад ответил Трампу
Апрель 15
06:16 2017

Что на самом деле произошло в провинции Дейр-эз-Зоро

Самолеты международной коалиции 12 апреля разбомбили склад с химоружием террористической группировки «Исламское государство» * в провинции Дейр-эз-Зор. От отравления ядовитыми веществами погибли сотни боевиков и мирных жителей, заявили в Генштабе Сирии.

Удар, по данным военных, был нанесен около 17:30—17:50 по местному времени (совпадает с московским).

«На месте удара образовалось белое облако, затем желтое, что говорит о наличии большого количества отравляющих веществ. Пожар на месте продолжался до 22:30», — говорится в коммюнике, поступившем в распоряжение РИА «Новости».

Как заявили сирийские военные, массовая гибель людей доказывает наличие у террористов химических веществ, которые могут применяться как средство массового поражения. При этом в Дамаске в очередной раз подчеркнули, что правительственные войска Сирии не обладают химоружием.

Напомним, сирийская оппозиция 4 апреля заявила о том, что 80 человек погибли и 200 пострадали при атаке с применением химического оружия в провинции Идлиб. Вину за это оппозиция и страны Запада возложили на Дамаск, и, не вдаваясь в подробности произошедшего, в ночь на 7 апреля ВМС США нанесли удар 59 крылатыми ракетами «Томагавк» по базе сирийских ВВС Шайрат близ города Хомс. По разным данным, погибли от семи до десяти человек, в том числе мирные жители.

В свою очередь, в Минобороны России 13 апреля заявили, что пока не располагают данными, которые могли бы подтверждать гибель людей в результате авиаудара международной коалиции в районе Дейр эз-Зора. Об этом сказал официальный представитель ведомства генерал-майор Игорь Конашенков.

Есть ли связь между событиями недельной давности в Идлибе и информацией о гибели сотен мирных жителей в Дейр-эз-Зоре?

— Пока кроме сирийских СМИ никто не подтверждает информацию о сотнях погибших или вообще о самом факте авиационной атаки на склады ИГ с химоружием, — говорит политолог и блогер Анатолий Эль-Мюрид (Несмеян). — Впрочем, для объективности надо сказать, что и по ситуации с химической атакой в Идлибе тоже много неясного. С высокой степенью вероятности можно сказать только, что это была провокация. Но вот, кто её организовал — другой вопрос.

Что касается ситуации в провинции Дейр-эз-Зора, даже если верить сирийским СМИ, можно говорить об облаке жёлтого дыма. Но оно могло возникнуть и просто при попадании ракет в запасы хлора, который используется для очистки питьевой воды. Эти запасы, причём довольно большие, хранятся в Дейр-эз-Зоре. Вполне возможно, что западная коалиция могла разбомбить как раз склады не с оружием, а с хлором или аммиаком.

Пока картина вырисовывается такая, что сирийское командование, как минимум, преувеличивает число жертв. У правительственной армии в этом районе очень небольшой плацдарм, окружённый со всех сторон отрядами боевиков. Поэтому военным Башара Асада проблематично в таких условиях вести регулярную разведку и точно оценить последствия налёта авиации на город, захваченный исламистами.

Наверняка, там что-то произошло, учитывая, что западная коалиция те районы бомбит очень жёстко, но что конкретно произошло, мы пока не знаем, и не факт, что узнаем когда-то достоверно.

«СП»: — Можно ли предположить, что Башар Асад сделал просто информационный вброс, чтобы попытаться ответить американцам их же монетой за «шумиху» вокруг бомбардировки Идлиба, якобы, с применением химоружия?

—  Надо понимать, что у Асада сегодня нет каких-то спецслужб, которые способны провести некую хитрую комбинацию, нет мощных информационных инструментов. За пять лет войны практически все его ресурсы исчерпаны.

«СП»: — Если говорить «на пальцах», могли ли сирийцы «подбросить» некие химические вещества в район предполагаемых бомбардировок западной коалиции?

— Это практически исключено. Американцы ни с кем не делятся своим «графиком бомбардировок». У них своя хорошо действующая разведка. Это нам приходится нередко обращаться к разведке Асада за данными для бомбардировок. Американцы пользуются исключительно собственными разведданными. Я думаю, что в случае с Дейр-эз-Зором сирийцы просто решили воспользоваться некой ситуацией, чтобы «ткнуть в глаза» американцам.

«СП»: — Политика — дело циничное. Может быть, Асаду и его союзникам стоит действовать, как американцам — устраивать провокации, когда это выгодно по политическим соображениям?

— Если говорить конкретно про Россию, нам нет смысла пытаться что-то такое устраивать, даже с позиций голой прагматики.

Для американцев подобные провокации имеют совершенно прагматичный характер. Хотя не исключаю, что они просто воспользовались трагедией в Идлибе. Там отравления химическими веществами, в том числе приводящие к жертвам среди мирного населения, происходили уже не раз.

Поэтому американцы могли уцепиться за конкретный факт и использовать его для проведения конкретной «политическо-дипломатической» операции против России. Я так понимаю, что во время визита главы МИД США Тиллерсона, нам была предложена некая сделка.

И, судя по тому, что Дональд Трамп заявил, что он «очень доволен» результатами переговоров в Москве, американцы чего-то выторговали у нас в связи с этой ситуацией в Идлибе.

Что касается Дейр-эз-Зора, то, не исключаю, что и мы в ответ выбрали рядовую ситуацию, когда бомбы или ракеты попали в некие отравляющие вещества и пытаемся показать, что у американцев у самих «рыльце в пуху». Но только в отличие от США, мы не имеем столь мощных инструментов для того, чтобы раздуть информационную кампанию по всему миру.

В любом случае, заявление о сотнях погибших от химического удушения вряд ли соответствует действительности. Даже когда по приказу Саддама Хуссейна целенаправленно применили химическое оружие против курдов, погибли десятки, но не сотни человек.

«СП»: — Сколько бы ни было погибших, мы можем использовать этот факт в своих политических интересах?

— Как я уже говорил, на Западе мы не сможем организовать серьёзной кампании в СМИ. Да, внутри России мы можем в красках рассказать про это преступление, но даже в Совете Безопасности ООН нет шансов, что мы будем услышаны.

В военном плане мы должны помнить, что у нас на данный момент соотношение боевых самолётов в Сирии примерно такое: 20 российских против 200 западных. То есть и тут наши возможности крайне ограничены.

«СП»: — Каким мог быть предмет сделки, которую предложил Тиллерсон?

— Американцы очень хотят, чтобы мы за них повоевали с ИГ. Я имею в виду наземную операцию. Но мы на это не пойдём, поскольку это неизбежно повлечёт серьёзные потери. Ясно и то, что совсем из Сирии мы уходить не будем. Видимо, торг идёт вокруг формата нашего присутствия в этой стране.

Есть три ключевые точки, которые мы ни в коем случае сдавать не должны: Алеппо, Холмс и Латакия. За них мы будем держаться «зубами». Что касается остальных территорий, возможен торг.

— Наверняка сказать сейчас ничего нельзя, — говорит директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров. — Вполне возможно, что у ИГ есть свои запасы химического оружия, и оба случая — в Идлибе, и в Дейр-эз-Зора, идентичны. То есть и там, и там при бомбардировке случайно попали в склады с запасами этого оружия. Но для того, чтобы это подтвердить, требуется расследование, которое довольно сложно провести в условиях войны.

— Вполне возможно, что данная информация — попытка «перевести стрелки» на исламистов, — говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. — Дескать, смотрите, ситуация совершенно идентичная той, что была в Идлибе: был нанесён удар с воздуха по террористам. Случайно ракеты попали в склады, где находилось химоружие. Вот вам и гибель мирного населения. Да ещё и в куда больших масштабах, чем в Идлибе неделей ранее.

Судя по всему, вчера в Москве Россия и США договорились о проведении расследования того, что произошло в Идлибе. А тут удобный повод предложить: а давайте мы заодно расследуем и то, что произошло в результате бомбардировки Дейр-эз-Зоре. Другое дело, что западная коалиция на это, скорей всего, не пойдёт, а будет напрочь отрицать своё участие, даже если оно имело место.


*»Исламское государство» (ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Алексей Верхоянцев

Фото (Zuma/ТАСС): Сирия. Дым от предполагаемой химической атаки

 

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

1 комментарий

  1. Tachenko
    Tachenko Апрель 16, 08:13

    Рука Москви скрізь видно, де смерть і руйнування. Усім світом ми ваше лайно розгрібаємо, тварі погані. Але справедливість восторжествує! За все відповісте, мерзотники росіяни. І Батьківщина наша повстане з попелу, як би не намагалися її знищити.

    Ответить

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.