Eurasian News Fairway

Турецкий фактор в Крыму — что дальше?

Турецкий фактор в Крыму — что дальше?
Апрель 22
12:00 2008

События последнего года со всей очевидностью показывают: для Крыма — его русскоязычного, да и украиноговорящего населения особую угрозу представляет, как это ни парадоксально, не НАТО как военно-политический блок (войти в которой столь стремится ющенковско-тимошенковский ареопаг), а все более активное влияние Турции на татарское население Крымского полуострова.

Ни для кого не является секретом тот факт, что для официальной Анкары Крым всегда являлся районом жизненно важных интересов. Поэтому усиление ее влияния на полуострове необходимо рассматривать в качестве одной из приоритетных стратегических задач турецкого руководства в его внешнеполитической деятельности.

По словам бывшего Чрезвычайного и Полномочного Посла Турции на Украине Аджара Гермена, «вопрос о том, насколько хорошими будут отношения Турции с Украиной, непосредственно связан с Крымом».

Не имея собственной общины в Крыму, Турция все более откровенно работает с крымско-татарским населением как со своей собственной диаспорой, опираясь на крымских татар в проведении своей геополитической стратегии в Причерноморье.

В этих целях Анкара использует не только общность языка и культуры двух народов, их исторические связи, но и акцентирует тот факт, что в конце ХV века крымские ханы признали свою зависимость от османских султанов, и религиозная жизнь полуострова на протяжении трех столетий ориентировалась на Турцию. Причем упор делается на то, что религиозные и культурные связи турок и татар «разорвала Россия после покорения Крыма, после чего начался отрыв крымских правоверных от исламского мира…».

Турция одновременно является главным внешнеполитическим партнером крымского Меджлиса (лидер — Мустафа Джемилев) и осуществляет сотрудничество с ним по следующим основным направлениям:

— представление Анкарой интересов Меджлиса на международной арене;

— создание совместных предприятий при участии крымско-татарских бизнесменов,

— гуманитарная помощь по линии Красного Полумесяца;

— обучение крымско-татарской молодежи в турецких религиозных учебных заведениях;

— материальная помощь в области образования и культуры;

— сотрудничество мусульманских религиозных деятелей, помощь в организации исламского образования, в строительстве мечетей и других культовых сооружений.

Под патронажем Турции осуществляется и пантюркистская деятельность Меджлиса. Представители крымских татар регулярно участвуют в многочисленных мероприятиях и форумах общетюркского характера. Поддерживается тесная связь с крымско-татарскими меджлисами Турции, где их насчитывается более десяти, а также Германии, Румынии, Болгарии, Литвы, США. Еще постановлением третьей (внеочередной) сессии 2-го курултая крымско-татарского народа (декабрь 1993 г.) признано целесообразным создание сети представительств Меджлиса в столицах ряда государств, в первую очередь в Ташкенте, Анкаре и Нью-Йорке. При этом указанная внешнеполитическая активность осуществляется органом, не получившим на Украине официальной регистрации.

Турция крайне заинтересована в укреплении позиций крымско-татарской автономии, которая позволит ей контролировать Крымский полуостров и будет принимать меры по активизации сепаратистских настроений среди татарского населения.

Однако, упомянутая активность Меджлиса и его тесные связи с Анкарой, похоже, никакой обеспокоенности украинского руководства не вызывают. Для официального Киева Турция остается потенциальным союзником в борьбе с русским большинством в Крыму. А тот факт, что указанное государство в лице своих эмиссаров превращается в самостоятельную непредсказуемую силу, что политические амбиции татар в регионе становятся агрессивными и растут быстрыми темпами президента Ющенко не интересует.

Но при этом если ранее в своей политической деятельности организации крымских татар придерживались в основном ориентации на Киев, рассматривая его как «практически единственного гаранта» решения своих национальных проблем, то сегодня его место все активнее занимает Турция. При этом Анкара рассматривает крымский вопрос как составную часть своих геополитических устремлений.

В целом же, направленность Анкары на объединение под своим протекторатом всех мусульманских тюрко-язычных народов может в ближайшей перспективе трансформировать крымско-татарский фактор в серьезную проблему для официального Киева» и создать угрозу национальной безопасности Украины. Что напрямую отразится и на планах России, связанных с Крымским полуостровом и его русскоязычным населением.

Нет сомнений, что идейно-экспансионистская политика Турции в Крыму инициирует повышение в регионе роста и влияния политического ислама. Основными составляющими этого роста выступают, с одной стороны, усиливающееся религиозно-идеологическое влияние Анкары, с другой — подорванность собственных традиций, отсутствие преемственности исламских институтов, что делает практически невозможным для крымских татар возрождение собственного «крымского ислама».

(В настоящее время на полуострове действует 11 зарубежных общественных мусульманских структур только одной ханбалитской направленности: «Арраид», «Шафакат», «Ахрар», «Аль-Фаджр», «Аль-Исра» и др. Все они замыкаются на международную организацию «Джамаат-и-Ислами», филиал которой действует в Симферополе.)

Вместе с тем, высказывается мнение, что Украина в обозримом будущем не сможет решить социально-экономические проблемы крымско-татарского населения полуострова, что будет также способствовать развитию конфликтной ситуации в регионе, вести к усилению сепаратистских тенденций и укреплению отношений Меджлиса с исламским миром. При этом официальный Киев в интересах сохранения территориальной целостности Украины не пойдет на какие-либо серьезные уступки возглавляемой Джемилевым организации, включая признание татар «титульной нацией» Крыма.

Думается, что в качестве меры по ослаблению сепаратистских тенденций со стороны крымских татар украинское правительство может увеличить их представительство в местной крымской администрации, но не до такой степени, чтобы они имели возможность контроля над жизненно важными сферами.

Предполагается, что сегодняшний день татарское население Крымского полуострова еще не готово к широкомасштабным сепаратистским акциям и к выдвижению в ультимативной форме каких-либо требований к правительству Украины. Это объясняется прежде всего их незначительной в настоящее время пропорцией в составе населения Крыма и некомпактным проживанием на территории региона.

Вместе с тем, учитывая высокую рождаемость среди крымских татар, их постоянный приток на полуостров из республик СНГ, а также тенденцию к выезду из Крыма русскоязычных жителей, через 10–15 лет татарский этнос может составить от 40 до 50 % всего крымского населения и доминировать по своей численности над русскими, украинцами и другими нациями более чем в половине районных центров. Последнее еще более усиливает угрозу серьезных сепаратистских и межэтнических столкновений.

Сложившаяся в регионе конфликтная ситуация может быть спровоцирована рядом политических и экономических факторов и развиваться по следующим основным «сценариям»:

1. Массовые выступления населения Крыма в результате серьезного обострения социально-экономической ситуации.

В этом случае крымские татары вступят в борьбу за свое социальное и экономическое положение под сепаратистскими лозунгами и используют критическую ситуацию для завершения процесса создания собственной автономии силовыми методами, руководствуясь пропагандируемым Меджлисом (с подачи Анкары) тезисом о том, что «только независимая исламская крымско-татарская республика может обеспечить интересы коренного населения Крыма».

2. Инспирация криминальными структурами Крыма столкновений русских с татарами с целью вытеснения последних из ряда сфер экономики и торговли полуострова.

При таком развитии событий правоохранительные органы Украины не смогут обойтись без использования силовых методов, и каждая из противоборствующих сторон будет рассматривать себя в качестве «несправедливо пострадавшей» и считать, что власти обеспечивают интересы ее противников. Татарское население в силу своего специфического положения более болезненно воспримет действия МВД РУ, объясняя негативное отношение к себе со стороны властей этнической близостью украинцев и русских. В данной ситуации возможны организованные массовые сепаратистские выступления татар и встречное применение с их стороны силы.

3. Инициативные (неспровоцированные) силовые действия правоохранительных органов Украины против крымских татар в виде репрессий, приведших к человеческим жертвам.

В случае развития обстановки в указанном направлении со стороны крымско-татарского населения возможны (в том числе и спровоцированные заинтересованными в этом антисоциальными элементами) террористические акты, захваты заложников и т.д., что вызовет ответную реакцию властей и еще более обострит ситуацию, направив ее в русло широкомасштабного сепаратистского конфликта.

4. Массовые выступления русского населения за отделение Крыма от Украины, его независимость или присоединение к России.

При данном варианте исполнительная и законодательная власть полуострова будет парализована, крымские татары станут «третьей силой» в конфликте. Поскольку же защита ими территориальной целостности Украины будет равнозначна отказу от требований по созданию собственной автономии, татары будут скорее всего руководствоваться тезисом о том, что только они могут претендовать на эту территорию, поскольку «являются коренной нацией». Их действия будут направлены как против русских, так и против украинцев (что до предела обострит конфликт между ними) с целью провозглашения собственного независимого государства и использования международных организаций для юридического обоснования своих прав на Крым.

Во всех четырех изложенных «сценариях» допускается дипломатическое вмешательство в сепаратистский конфликт Турции (возможно и других мусульманских государств), что придаст ему затяжной характер и открытую происламскую направленность.

Турецкая сторона в настоящее время избегает каких-либо официальных комментариев по поводу усиливающегося этнорелигиозного противостояния на Крымском полуострове, внешне последовательно проводя тактику гуманитарного и легального торгово-экономического сотрудничества. Так, Анкарой принят закон о льготном налогообложении фирм, сотрудничающих с бывшими регионами СССР. Самому же Национальному банку страны правительством дано распоряжение предоставлять льготные кредиты таким компаниям и восполнять убытки, которые последние могут понести во время проведения коммерческих операций в Крыму.

Однако, Анкара, соблюдая дипломатический статут, не скрывает своего отношения к Крыму как к части мусульманского мира на территории СНГ, стремится активизировать влияние на ситуацию в автономии и все более явно рассматривает регион как приоритетное направление экономической и религиозно-идеологической экспансии.

Теги

Об авторе

Александр Лавутин

Александр Лавутин

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.