Eurasian News Fairway

Принуждение к примирению. Что делать Эрдогану?

Принуждение к примирению. Что делать Эрдогану?
Июль 18
05:15 2016

Принуждение к примирению. Что делать Эрдогану?

Президент России Владимир Путин провёл телефонные переговоры со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, в ходе которого осудил попытку государственного переворота, имевшую место в Турции в ночь с пятницы на субботу. Об этом в воскресенье, 17 июля, сообщила пресс-служба Кремля.

Путин «подчеркнул принципиальную линию России на категорическую недопустимость в жизни государства антиконституционных действий и насилия», отмечается в пресс-релизе. Президенту Турции были переданы соболезнования «по поводу многочисленных человеческих жертв как среди мирных граждан, так и со стороны представителей сил правопорядка, противостоявших заговорщикам», сообщает Кремль. Также российский лидер пожелал Эрдогану скорейшего восстановления устойчивого конституционного порядка и стабильности в Турции.

Путин подчеркнул, что после снятия ограничительных мер количество граждан России, отдыхающих в Турции, значительно возросло, он выразил надежду, что турецкая сторона сможет в максимальной степени обеспечить их безопасность даже в столь непростых условиях. В свою очередь Эрдоган подчеркнул, что все необходимые шаги в этой связи будут предприняты.

«Главы государств подтвердили достигнутую в ходе предыдущего телефонного разговора договоренность о проведении в ближайшей перспективе личной встречи», — сообщается на сайте Кремля. Также подчеркивается, что телефонный разговор двух лидеров состоялся по инициативе российской стороны.

Извиняться пришлось

То, что Эрдогану нельзя класть палец в рот, мы убедились, но взаимодействовать с Турцией всё же придётся, как и им с нами.
Несомненно, наметившиеся тенденции к примирению России и Турции, вызвали недовольство на Западе и за океаном. Как-то неловко, что глава государства, близкого к северо-атлантическому военно-политическому альянсу, вдруг взял да и признал свою вину и решил извиниться. И сделал это более чем публично: на весь мир и в полный голос.

Одномоментно Турция стала самым продаваемым туристическим направлением у россиян. Снова заговорили о возрождении стратегических проектов между нашими странами, таких как «Турецкий поток». Даже появились сведения о возможности военного сотрудничества: 4 июля, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что не исключает предоставление России возможности использовать базу Инджирлик для операций военно-воздушных сил против ИГИЛ — той самой, которую с момента её открытия полвека назад активно используют американцы.

Немыслимо! Впрочем, Чавушоглу уже опроверг это, заявив, что его неправильно поняли турецкие журналисты. Но эффект достигнут, думаю, на кого надо эти слова подействовали. А слова имеют обыкновение облачаться в действия.

Действия последовали весьма быстро и выразились они в попытке государственного переворота, который тут же поспешили назвать инсценировкой, организованной, дескать, самим же Эрдоганом как бы для поднятия собственного авторитета и внутри страны и на международной арене.

1_e764b5e9.jpg

Сейчас ясно, что Эрдоган сам себя загнал в ловушку, которая, между тем, была смонтирована где-то в далёком далеке… Может быть, в лесах Виргинии.

Конечно, он сейчас чувствует мощную поддержку народа, который и впрямь вступил в бой с путчистами. Конечно, практически все мировые лидеры высказались в его пользу. Конечно, из Москвы прозвучал чёткий и однозначный сигнал: в Кремле турецкого президента поддержат по любому.

Сбивая российский самолёт, представлял ли себе Эрдоган в полном объёме вероятные последствия? Да, в общем-то, нет, потому что думал, как и все наши «партнёры» последние 25 лет: мол, Москва «поломается» для виду (точнее, для внутреннего электората), но в итоге не станет дёргаться, не станет обострять и найдёт формулировку, которая позволит сохранить лицо.

e7199fdf4c4644b04f18cc3d996cc4a6.jpeg

Москва и впрямь не стала обострять, хотя звучали призывы немедленно «влепить ответку» да в глобальном смысле, то есть просто начать Третью мировую. Но было решено, слава Богу, давить Эрдогана морально и материально. Прав ли тот, кто сидит на берегу реки и ждёт, когда мимо проплывёт труп врага? В этой ситуации, выбрав такую стратегию, Кремль выиграл по полной, российская политика сработала на все сто, да и не могла не сработать, ибо время работало исключительно на нас.
Россия, встав в боевую стойку, дала понять, что отступать не намерена, даже ценой потери столь важных проектов, как «Турецкий поток».

В реальную войну мало кто верил, ведь в НАТО объяснили Эрдогану, что на помощь альянса в случае войны с Россией ему рассчитывать не стоит. Видимо, как раз в этот момент «халиф на час» начал осознавать, что наломал дров и что с Россией надо искать способы примирения.
Беспокоиться о сохранении лица пришлось Анкаре. И Эрдоган постарался. Кто-то до сих пор спорит о том, было ли слово «извините» в речи турецкого лидера. Извинения извинениям, конечно, рознь, но в данном случае важен сам факт.

Формулировка Россию устроила. Мэсседж Анкары приняли в Москве. Обе стороны смогли снять те психологические ограничения, которые мешали диалогу. Почему психологические? Да потому, что, по большому счёту, всё то, что требовала Москва, – это не более чем имиджевые требования, по существу их выполнение или невыполнение ничего не меняет.

turk1_1451362999.jpg.600x450_q85.jpg

Извинения – это всего лишь слова. Тут просто важно было соблюсти принцип: вы виноваты, признайте это. И Эрдоган признал. Тут речь идёт действительно о национальных интересах, в столкновении которых извинения и компенсации – это только ключ к началу диалога, демонстрация открытой ладони без меча. Самое главное скрывается за дверьми, которые открывает этот ключ.

Потеря козырей – это, знаете ли…

Попытка военного госпереворота практически не стала неожиданностью, тем более что Турция накопила традицию подобных путчей в прошлом веке.

Все годы своего правления турецкий президент зачищал армию от недовольных, – пружина могла в любой момент распрямиться и вонзиться Эрдогану в мягкое место. Военные с самого начала были против его сирийской авантюры, его предупреждали, что это может стать началом конца турецкого суверенитета. Собственно, так оно и начало происходить.

Совсем недавно Эрдоган ещё рассчитывал, что сможет договориться с Вашингтоном, что сможет припугнуть Обаму той самой жуткой перспективой восстановления отношений с Путиным, к концу весны стало окончательно понятно: американцы сделали однозначную ставку на курдов, они ставят цель взять Ракку именно их силами без помощи Турции, которую та всё это время предлагала как намёками, так и прямым текстом.

donne-curde-contro-isis-01-1000x600.jpg

Стало ясно, что Америке наплевать на интересы Анкары (возможно, в Вашингтоне уже начались консультации по кандидатуре нового президента для Турции), а Эрдогана давно списали в утиль. А еще стало ясно, что создание единого сирийского Курдистана, который будет полностью контролировать турецко-сирийскую границу (что уж наверняка было обещано курдам американскими покровителями), – вопрос времени. И тут ещё замаячила перспектива прокладки через него иранского газопровода в Европу — Иран после снятия санкций будет стремиться вернуть себе лидерство не только в регионе, и, судя по всему, Турцию он не рассматривает в качестве перспективного партнера.

Газопровод в обход Турции в условиях краха проекта «Турецкий поток» и намёков Москвы на возможность реанимации «Южного потока» ставил Турцию в совсем уж печальное положение. Особенно учитывая, что курдам для этого потребовался бы выход к морю, который проще всего было бы оттяпать у Турции. Ну, о перспективах быстрого перебрасывания огня гражданской войны из Сирии в Турцию с расползанием по всей стране, думаю, можно не напоминать. Турция и в лучшие времена боялась появления курдского государства у своих границ как огня, а тем более курдского государства, безопасность которого гарантируют США.

raspad_turcii.jpg

Наверное, последним ударом для Эрдогана стал разразившийся европейский кризис. Если в едином и сильном Евросоюзе госпожа Меркель, попавшая в зависимость от решения Султана, еще могла продавить практически любые уступки Турции, то Brexit сделал реальностью перспективу развала ЕС или как минимум то, что национальные правительства добьются от Брюсселя права самостоятельно определять миграционную политику и контролировать свои границы. Это означало бы, что Эрдоган не только не получил бы обещанных денег (в которых он, безусловно, нуждался, особенно на фоне срыва туристического сезона от неприезда россиян), но и спровоцировал бы обещанный им Европе «миграционный хаос» в самой Турции.

Эрдоган уже понял, что все изначальные замыслы по свержению Асада и переформатированию Сирии потерпели фиаско и что с легитимной властью придётся договариваться, чтобы не встать перед перспективой договариваться с нелегитимными курдами. А если так, значит Анкаре надо договариваться с Москвой.

Затишье на рассвете

Можно ли доверять тому, кто уже однажды нанёс «удар в спину»? Разумеется, нет. Но это не значит, что нужно сразу с рынка нести турецкие помидоры на помойку. Это вовсе не значит, что нужно отправляться бегом на Таймыр, а не лететь в Измир. Турцию и Россию связывает нечто гораздо большее, и интересы наших стран посерьезнее помидоров.

Президент Эрдоган безусловно сейчас на коне — он победил очень грозного противника. Армия со времён султанов была самой уважаемой силой в турецком обществе. Теперь от её репутации «ведущей и направляющей силы» остались одни воспоминания. Эрдогану больше никто не мешает осуществить свои наполеоновские планы окончательного превращения Турции в президентскую республику, а самого себя – в авторитарного, единоличного правителя страны. У Эрдогана есть возможность осуществить “ перезагрузку” Турецкой республики, насытить государственную систему новым содержанием, существенно снизив объём светскости.

Это только если он и в самом деле хочет быть самостоятельным игроком.

i.jpg

Следует признать, что Эрдоган помирился с Россией не от хорошей жизни. Турецкий лидер пошёл на мировую с Москвой, намекнув на свою готовность пересмотреть отношение к Сирии потому, что он судорожно искал выход из тупика. Теперь этот выход стал ещё более «замаскированным». Из «почти Европы», следует признать, Турция как-то незаметно превратилась в нечто близкое к «почти Судан». А турецкая политика стала совсем непредсказуемой. И это очень плохо – и для самой Турции, и для всех её соседей, включая Россию.

Турция должна определиться и разобраться – в себе, в своих врагах и своих друзьях.

И следует признать, что отношения Турции с Россией испортил тот же человек, что их и восстановил – президент Эрдоган. И следует признает, что он практически переступил через себя, обратившись к российскому лидеру со словами извинений, хотя слова «извините» в «спиче» турецкого лидера не было. Да и ладно!

Тут надо понимать, что «гордость Султана» — не просто гордость, а по сути, вопрос его политического выживания.

Не знаю, сколько на самом деле Эрдогану потребовалось времени, чтобы осознать, что американцы его всерьёз «кинули», сколько было проведено переговоров, но судя по всему провозглашение курдами автономии на севере Сирии, угроза соединения их кантонов — то есть ликвидация той самой буферной зоны, ради которой Эрдоган в своё время и лез в Сирию, а также активные действия курдов против ИГИЛ, за которые Штаты им явно что-то пообещали — всё это не оставило Эрдогану свободы действий.

Только в Кремле теперь(!) с искренним радушием распахнуты настежь двери для незадачливого «наследника» Османов, только Путин пожмёт Эрдогану руку по-товарищески крепко, что нужно воспринимать соответственно нынешнему политическому раскладу.

micha_licha45

LIVEJOURNAL

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.