Eurasian News Fairway

Визит Эрдогана в Москву: возвращение к многоплановому взаимодействию

Визит Эрдогана в Москву: возвращение к многоплановому взаимодействию
Март 15
06:01 2017

Ближневосточный контекст российско-турецких отношений простым не будет

10 марта в Москве с официальным визитом побывал Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (1). В ходе состоявшихся переговоров как широкого, так и более узкого формата обсуждался широкий круг вопросов двустороннего торгово-экономического сотрудничества, так и ситуация на Ближнем Востоке, и прежде всего в Сирии, которая, несмотря на предпринимаемые усилия, далека от нормализации.

Чтобы в этом убедиться, достаточно упомянуть лишь некоторые из событий последних дней: гибель десятков шиитских паломников из Ирака в результате двойного теракта в районе Баб Мусалла сирийской столицы; ракетные обстрелы Дера`а; продолжающиеся столкновения в провинции Дамаск и др. По данным российской и турецкой частей совместной российско-турецкой оперативной группы, количество нарушений режима прекращения огня превысило показатели предыдущей недели.

Ранее турецкий лидер приезжал в Москву в сентябре 2015 года, приняв участие в открытии Соборной мечети на Проспекте Мира. В тот период усугубляющиеся расхождения в подходах двух стран к урегулированию сирийского кризиса особо не скрывались. Начало контртеррористической операции России в Сирии 30 сентября 2015 года, мягко говоря, не было воспринято турецкой стороной с восторгом, а уничтожение 24 ноября того же года российского бомбардировщика в сирийском небе радикально ухудшило двусторонние отношения.

Весной 2016 года возможный ввод турецких войск в Сирию явочным порядком, без согласования с Москвой, угрожал подвести двусторонние отношения к опасной черте. Для частичной нормализации российско-турецкого диалога потребовалось значительное время и усилия, прежде всего, контрагентов в Анкаре, понесших значительные потери от введённых Россией экономических санкций (прежде всего, в сфере строительства, экспорта сельскохозяйственной продукции и туризма).

Под вопросом оказались также выгодные турецкой стороне амбициозные энергетические проекты, такие как «Турецкий поток» и строительство АЭС «Аккую».

Извинения Р. Эрдогана за трагический инцидент со сбитым российским бомбардировщиком, предшествовавшая этому серьёзная подготовительная работа, а также неудавшаяся попытка военного переворота в Турции в июле 2016 года (о котором, как полагают в Анкаре, российские спецслужбы предупредили своих турецких коллег) положили начало процессу поиска выхода двусторонних отношений из тупика.

В августе 2016 года Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган встретились в Санкт-Петербурге, причём турецкий лидер подчёркнуто уважительно называл российского президента «дорогим другом». 10 октября 2016 года в Стамбуле было подписано Соглашение о проекте газопровода «Турецкий поток». Он должен быть проложен от компрессорной станции «Русская» в Краснодарском крае по дну Чёрного моря до приемного терминала на турецком побережье и будет состоять из двух ниток общей суммарной максимальной технической проектной производительностью 31,5 млрд куб. метров газа в год. Протяженность морского участка проекта составит более 900 км, сухопутного – около 200 км.

 

 

 

 

 

 

 

 

8 декабря 2016 года дочерняя компания «Газпрома» South Stream Transport B.V. подписала в Амстердаме контракт со швейцарской Allseas Group S.A. на строительство первой нитки морского участка газопровода «Турецкий поток» с опционом на укладку второй нитки. Укладка первой нитки должна начаться во втором полугодии 2017 года.

С начала 2017 года двусторонние торгово-экономические связи постепенно восстанавливаются. Так, по данным Союза турецких экспортеров, в январе экспорт в Россию впервые с ноября 2015 года возрос и превысил 100 миллионов долларов (рост 57 процентов по сравнению с январем 2016 года). Из общего его объема в январе 2017 года, четверть пришлась на свежие фрукты и овощи, и вовсе не случайно, что в Москве было объявлено о снятии российских санкций по некоторым продовольственным товарным позициям (капуста, лук, соль и гвоздики, но не помидоры).

В ходе телефонных переговоров премьер-министров двух стран Дмитрий Медведев сообщил о подписании постановления, разрешающего экспорт некоторых видов турецкой сельскохозяйственной продукции в Россию. Примечательно также намерение группы турецких компаний Agaoglu строить жилье в Крыму. С другой стороны, обозначилась неприятная проблема, также связанная с Крымом: две недели назад в порту Зонгулдак был наложен запрет на приём судов из этого российского региона (2). Официальная Анкара по-прежнему не признаёт воссоединения Крыма с Россией.

По мнению политического обозревателя Айдына Мехтиева, «отказ принимать корабли из Крыма является не чем иным, чем ограничительной мерой, то есть проявлением санкций». Возможно, подобного рода недружественный шаг является частью некоей сделки Турции с Европой (и прежде всего с Германией), поглощающей значительную долю турецкого экспорта и гастарбайтеров, предоставляющей инвестиции, туристов и т.д.

Сближение подходов Москвы и Анкары к сирийскому кризису, задействование каналов информационного обмена между военными, серьёзная работа по хотя бы относительному размежеванию орудующих в Сирии вооружённых группировок, переговорный процесс в Астане, создание российско-турецко-иранской совместной оперативной группы по мониторингу сирийского перемирия – всё это, конечно, создаёт предпосылки для дальнейшего взаимодействия.

Тем не менее, риски по-прежнему велики, и полного доверия быть не может – не только в силу тесных связей Турции с Западом, но и потому, что конечные цели сторон по целому ряду вопросов серьёзно различаются. Если для Москвы приоритетом является борьба с международным терроризмом и перевод процесса национального примирения в необратимую фазу, то Анкара стремится расширить своё присутствие на севере Сирии и не допустить создания здесь обладающего собственной вооружённой силой курдского государственного образования.

Вовсе не случайно в конце  февраля издание Hürriyet сообщило о создании в рамках операции «Щит Евфрата» временной военной базы на холмах близ города Эль-Баб. Военный объект предполагается использовать в качестве пункта дислокации и мелкого ремонта турецкой бронетехники. И хотя турецкий лидер декларирует отсутствие намерений оставаться в Сирии и далее, реальность может разойтись с этими заявлениями (3), создавая риск инцидентов, в том числе, и с российскими военнослужащими, действующими, в отличие от турок, на территории Сирии легально, по приглашению официального Дамаска.

«Любые иностранные войска, которые прибывают в Сирию без нашего приглашения, консультации или согласия, являются захватническими – вне зависимости от того, американские ли они, турецкие или какие бы то ни было еще», – заявил Президент Сирии Башар Асад в интервью гонконгскому телеканалу «Феникс».

Силы специальных операций Турции и бронемашины в районе Аль-Баба

В середине февраля Эрдоган говорил, что у Москвы нет возражений по вопросу продолжения операции «Щит Евфрата», однако расширяющееся военное присутствие на территории соседних стран может привести к нежелательным последствиям.

Так, 8 марта турецкая артиллерия обстреляла посты сирийской арабской армии к западу от Манбиджа в районе Арима по соседству с поселениями, переданными под контроль её контроль Сирийскими демократическими силами (SDF). В результате, по некоторым данным, 8 сирийских военнослужащих было убито, ещё десятки получили ранения.

В «буферной» зоне, переданной Военным советом Манбиджа по согласованию с российским Центром  по примирению враждующих сторон правительственной армии, могут находиться представители военной полиции России.

Российские части в Манбидже
В социальных сетях получили распространение снимки железнодорожных составов со 155-миллиметровыми самоходными установками и бронетранспортерами, якобы перегоняемые к границе с Сирией.

Передвижения турецких войск по обе стороны сирийской границы

Протурецкие боевики, направляющиеся предположительно к Манбиджу. Фото: twitter

«В той части, когда главы государств будут общаться в узком составе, огромное значение будут иметь темы, связанные с Сирией, связанные с безопасностью, связанные с ходом расследования убийства нашего посла (в Турции Андрея) Карлова в Анкаре», – подчеркнул накануне пресс-секретарь главы российского государства. Он добавил, что в контексте сирийской проблематики речь будет идти «о политическом урегулировании, о взаимодействии в ходе реализации военных задач. Турецкие военные присутствуют на территории Сирии и осуществляют там военные операции, и российские военные продолжают свою деятельность по поддержке сирийских вооруженных сил – это требует очень тесного взаимодействия и координации».

Одним из ключевых вопросов, разделяющих Россию и Турцию, является концепция зон безопасности, которой придерживается Анкара, считает советник спецпосланника генсека ООН Стаффана де Мистуры, научный руководитель Института востоковедения РАН Виталий Наумкин:

«Турция удерживает какой-то район на севере Сирии, и как временная мера это не вызывает сегодня серьезного противодействия со стороны других государств. Но если она превратится в долгосрочную меру, то это неприемлемо, так как может привести к разделу Сирии».

«Трудно себе представить, что Россия и Турция будут освобождать Манбидж от курдов. Вряд ли Россия будет участвовать в этой операции при том повороте, который она может принять. Это может быть поворот в сторону курдско-турецкого противостояния, которое не нужно ни нам, ни США», – сказал В.Наумкин в кулуарах проходящей в Ереване выездной сессии международного дискуссионного клуба «Валдай».

Несколько противоречивые заявления турецких лидеров, равно как и «случайные» артиллерийские удары по сирийской армии, вряд ли делают ситуацию на севере страны менее сложной и запутанной. «Сегодня есть процесс в Манбидже. Как вы знаете, как Турция, так и Россия хотят сотрудничать с коалиционными силами, и в результате этого сотрудничества в Манбидже приютились хозяева этой территории, именно жители Манбиджа. Чтобы не оккупировать эти территории, наше желание, чтобы сами жители укрепились там», – сказал Эрдоган в ходе итоговой совместной пресс-конференции.

«Стороны высказались за объединение усилий всего мирового сообщества в борьбе с терроризмом. Констатировали, что, во многом благодаря активной роли России и Турции, удалось не только добиться прекращения боевых действий между сирийскими правительственными войсками и вооружённой оппозицией, но и начать конкретные переговоры, прямые конкретные переговоры, между противоборствующими сторонами в столице Казахстана, в Астане, – отметил, в свою очередь, Владимир Путин. – Вследствие скоординированных действий России, Турции, Ирана перемирие в Сирии в целом соблюдается. Существенно снизился уровень насилия. Договорились с турецкими коллегами и далее активно взаимодействовать в борьбе с террористическими группировками, прежде всего с ИГИЛ, совместно работая по линии военных и специальных служб».

Успехи сирийской армии в восточной части провинции Алеппо, впервые за 4 года при поддержке ВКС России вышедшей к берегу Евфрата, позволяют с оптимизмом смотреть на перспективы борьбы с терроризмом и урегулирования сирийского конфликта при основополагающей роли Москвы, Тегерана и Анкары.

На 14-15 марта в Астане запланирована очередная встреча по Сирии с участием официального Дамаска и отрядов вооружённой оппозиции, присоединившихся к режиму прекращения боевых действий. Количество отрядов так называемой «умеренной оппозиции», заявивших о приверженности режиму прекращения огня, увеличилось до 199, сообщил начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской.

По словам официального представителя МИД России М. Захаровой, в Москве рассчитывают, что «в ходе подготовки к новым контактам в Женеве будет сделан еще один шаг в направлении формирования широко представленной делегации сирийской оппозиции, которая бы учитывала точку зрения всех этноконфессиональных сегментов сирийского общества».

«…Если Турция приведет на [встречу в Астане] большое количество вооруженных группировок, которые подключатся к режиму прекращения огня, и будет дальнейшее развитие астанинских договоренностей в сторону обмена удерживаемыми, плененными людьми и закрепление режима прекращения огня, в частности, превращение его в общенациональные режимы, совместные мониторинги, может быть, выход на совместные акции по борьбе с террористическими группировками – это будет означать, что мы договариваемся», – отметил В. Наумкин.

Находясь в Москве, Эрдоган заявил о необходимости совместных усилий с целью прекращения кровопролитие в Сирии: «Наши инстанции, связанные с вопросом зачистки от террористических элементов севера Сирии, сейчас осуществляют очень важную и интенсивную работу». Учитывая тесные связи Анкары, Эр-Рияда и Дохи, было бы весьма важным, если бы эта работа привела к реальному успокоению ситуации, а не к накоплению сил, пусть и постепенному, непримиримых радикалов на территории САР.

В свою очередь, силовые структуры России «заинтересованы в налаживании обмена информацией с Турцией о перемещении по территории двух стран лиц, причастных к террору», заявил президент России Владимир Путин: «Особого внимания требует военно-техническое сотрудничество, контакты по линии правоохранительных органов и специальных служб, в том числе в области борьбы с терроризмом». Такое сотрудничество, в известной мере, уже налажено, однако его укрепление и расширение позитивно скажется на безопасности в Черноморско-Кавказском регионе и в самой Турции, стоящей перед угрозой дальнейшего роста террористической активности.

Не обошёл турецкий лидер и тему нагорно-карабахского конфликта, заявив о необходимости срочных шагов по его урегулированию. «Происходящее на линии соприкосновения показывает, насколько критична ситуация, и насколько велик риск возникновения новой войны между Азербайджаном и Арменией», – полагает Эрдоган.

Также как и Ближний Восток, Кавказский регион традиционно является объектом пристального внимания Анкары, являющейся ключевым военно-политическим партнёром официального Баку.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вряд ли по итогам московских встреч президента Турции она станет для России менее лёгким и предсказуемым партнёром в решении задач, возникающих на сирийском направлении. Стремясь вновь прорубить российское окно для турецких товаров и услуг, Эрдоган на заседании российско-турецкого совета сотрудничества высшего уровня призвал:

«Нам необходимо убрать все препятствия на пути развития наших отношений. Те фирмы и компании, которые представлены сейчас в России, должны быть избавлены от всех санкций и ограничений, которые имеются в их отношении». Ранее министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заверял, что Анкара стремится «вернуть отношения до прежнего уровня и заинтересована, прежде всего, в развитии деловых контактов».

По информации российских СМИ, в ходе встречи с российским президентом Эрдоган настаивал на прекращении российско-курдских контактов, а также на выявлении агентов-гюленистов в России, что позволило бы ему значительно укрепить свои позиции перед намеченным на 16 апреля конституционным референдумом по переходу к президентской форме правления.

Задачи турецкого лидера, последовательно идущего по пути укрепления своей личной власти,  вполне понятны. Однако восстановление торгово-экономических связей, равно как и решение иных важных для него вопросов, вряд ли стоит отделять от ключевых вопросов региональной безопасности, чтобы не повторять печальных ошибок прошлого.

Готовя визит, стороны провели значительную работу, включая ратификацию вышеупомянутого межправительственного соглашения по проекту газопровода «Турецкий поток». Как отметил заместитель министра энергетики России Юрий Сентюрин, соглашение «предусматривает создание благоприятной нормативно-правовой базы, включая налоговые и таможенные режимы, для проектирования, строительства и последующей эксплуатации газопровода».

«Турецкий поток» предназначен для поставок российского газа Турции, а также «для обеспечения выполнения российской стороной своих обязательств по поставкам российского газа на территорию государств Европейского союза после 2019 года». Именно на этот срок планируется запуск двух ниток газопровода, позволяющего частично решить проблему украинского транзита.

В строительстве подводной магистрали заинтересована и турецкая сторона, что следует, в частности, из высказываний посла Турции в Москве Хусейна Дириоза, по словам которого, «…вся законодательная база для этого проекта готова, теперь дело за его физической реализацией». С целью реализации проекта будет создано совместное предприятие между «Газпромом» и турецкой компанией Botas.

Ещё одним важнейшим (и сомнительным, по убеждению некоторых специалистов, для российской стороны) совместным проектом в сфере энергетики является строительство АЭС «Аккую», которое должно начаться силами Росатома в 2017 году с вводом в эксплуатацию первого реактора АЭС в 2023 году. В ходе переговоров в Москве были рассмотрены также и другие вопросы, подписано немало документов по вопросам двустороннего экономического, культурного, гуманитарного, а также межведомственного сотрудничества.

Интерес к контактам по линии оборонной промышленности подогревался информацией о заинтересованности турецкой стороны в приобретении зенитно-ракетных комплексов С-400 как части системы ПРО входящей в НАТО ближневосточной страны. Конечно, излишний оптимизм в данном вопросе вряд ли уместен, особенно если вспомнить эпопею с так и не состоявшейся покупкой Турцией российских боевых вертолётов, даже специально названных по фамилии турецкого президента.

«Для нас Россия является очень значимым и важным союзником. Наши отношения с Россией не являются альтернативой нашим взаимоотношениям с западными союзниками, с НАТО», – говорит советник президента Турции И. Чевик, по мнению которого «хорошие взаимоотношения между Турцией и Россией, кооперация между Турцией и Израилем являются ключевыми для будущего и мира на Ближнем Востоке. В то же время и США тоже должны участвовать в процессе».

Данное высказывание, как и практические действия турецких лидеров, в полной мере свидетельствует об их приверженности многовекторной внешней  политике, ориентированной на сохранение регионального лидерства. Напомним, 8 февраля состоялся 45-минутный телефонный разговор между Р. Эрдоганом и Дональдом Трампом, прошедший в «позитивном» ключе.

На следующий день глава ЦРУ Майк Помпео отправился с первым международным визитом в Анкару, встретившись там с президентом страны и  главой разведки Хаканом Фиданом. В ходе Мюнхенской конференции по безопасности премьер-министр Бинали Йылдырым пообщался с вице-президентом США Майком Пенсом, обсудив совместные усилия по борьбе с терроризмом. Вместе с тем, нельзя было не заметить роста в высказываниях официальных лиц Турции антииранской риторики, что вряд ли можно считать случайностью.

15 февраля в ходе встрече в Брюсселе министров обороны Джеймса Мэттиса и Фикри Ышика глава Пентагона отметил «вклад Турции в альянс НАТО и приветствовал диалог с союзником, сталкивающимся с существенными угрозами – как внутри собственных границ, так и за их пределами». «Бешеный пёс» также заверил коллегу в «поддержке Соединенными Штатами своего стратегического партнера», в борьбе с террористической группировкой «ИГ».

22-23 марта Рекс Тиллерсон проведёт в Вашингтоне министерское совещание так называемой «коалиции» по борьбе с «ИГ», на которую не приглашены три страны, вносящие в эту самую борьбу наибольший вклад: Россия, Иран и Сирия. Таким образом, несмотря на некоторые контакты по линии Пентагоны и Минобороны России, говорить о кардинальных сдвигах в позиции администрации Дональда Трампа по вопросу о взаимодействии с Россией на Ближнем Востоке явно преждевременно.

Возросшая роль Москвы в решении региональных проблем, конечно, не может игнорироваться. 6 марта в Анталье состоялась встреча начальников Генеральных штабов трёх стран, посвященная актуальным практическим вопросам взаимодействия сторон в Сирии, включая недопущение военных инцидентов (4). Действия, направленные на разрушение складывающихся региональных балансов, могут вызвать противостояние Турции с Россией или с США, либо с обеими этими странами, пишет обозреватель Hurriyet Унал Чевикоз.

Обозначившаяся конструктивная, пусть пока и весьма хрупкая линия на многостороннюю координацию действия на Ближнем Востоке станет фактором российско-турецкого «продвинутого многопланового партнёрства», укреплению которого способствовали состоявшиеся в Москве переговоры.

После Алеппо рано или поздно настанет черёд освобождения Идлиба, что потребует крупной операции сирийской армии и поддерживающих её союзников. От того, в каком объёме и в каких формах США и их региональные партнёры будут оказывать поддержку боевикам на северо-западе Сирии, станет ясно, меняется ли их политика на Ближнем Востоке, либо мы имеем дело с очередными пустыми декларациями.

Андрей Арешев

Заглавное фото: kremlin.ru


Примечания

  1. Накануне, 9 марта, в Москве побывал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, что лишний раз свидетельствует о растущем влиянии России в ближневосточных делах. Согласно мнению некоторых экспертов, израильский лидер стремился донести до своих московских собеседников обеспокоенность растущей региональной активностью Ирана, президент которого должен посетить Москву в конце месяца.
  2. Прерванное после ноября 2015 года паромное сообщение вроде бы было возобновлено в октябре 2016 года
  3. В турецкой прессе имели место намёки на совпадение даты начала операции «Щит Евфрата» с событиями 500-летней давности, когда экспансия султана Селима I Явуза привела в конечном итоге, к включению Восточного Средиземноморья в расширяющиеся владения османов. Автор доктрины «неоосманизма», как говорится, уже не при делах и чуть ли не в опале, однако дело его живёт…
  4. Тем временем, в Саудовскую Аравию через черноморские проливы продолжают следовать суда с оружием из Восточной Европы, предназначенным для так называемых «сирийских повстанцев». Примечательно, что с приходом Дональда Трампа и после сообщений о приостановке помощи «умеренной» оппозиции Сирии Пентагон не прекратил закупки оружия из Болгарии. В январе компания Orbital ATK, сообщила о выигранном ею очередном контракте на закупку и поставку американским союзникам оружия не-натовских стандартов на 50 млн. долл.

 

Военно-политическая аналитика

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

1 комментарий

  1. Петров Евгений
    Петров Евгений Март 19, 19:03

    Некая абберация сознания. С какого перепуга Эрдоган стал союзником России?

    Ответить

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.