Eurasian News Fairway

От новых реалий к новым альянсам (ностальгическое эссе по геополитическим друзьям)

От новых реалий к новым альянсам (ностальгическое эссе по геополитическим друзьям)
Сентябрь 02
12:00 2005

Не так давно в турецкой газете «Zaman» («Время») прошло очень краткое сообщение, о том, что в Туркменистане турецкая организация «Turkey Erdemir Engineering Administration» и компания «Sehil Insaat Endustri ve Ticaret LTD Sirketi» начинают с августа 2005 года новый проект: строительство металлургического завода, годовой мощностью в 160 тысяч тонн, общей стоимостью в 64,5 млн. долларов (пуск предприятия намечен на февраль 2007 года).

Данная информация, а также многократные дискуссии с коллегами побудили меня всерьез обратить внимание на нарождающиеся сотрудничество Анкары и Душанбе. Сотрудничество, со всей очевидностью имеющее в перспективе (а может уже сейчас) неимоверное количество подводных течений и прочих камней: столь разительно не схожи исламская Турция и практически нейтральная в религиозном плане Туркмения (нейтральная — в смысле отсутствия очевидного приоритета той или иной конфессии).

Скажем честно: за велеречивыми, а то и просто ехидными разговорами, о Туркмен-баши — «отце всех туркменов», мы зачастую упускаем то значение бывшей советской Туркмении, которое она объективно имеет для пока еще существующего Содружества Независимых Государств. И не только из-за гигантских запасов «голубого топлива». Прежде всего — из-за той роли «санитарного противоисламского кордона», в значительной степени ограждающего Россию и иные неисламские республики СНГ от расширяющейся экспансии агрессивного ислама фундаменталистского толка (речь только о нем).

И крайне желательно, чтобы внешнеполитический курс Туркменистана содержал ответы на т.н. «исламский вызов», который, помимо всего прочего, может стать причиной дестабилизации региональных отношений.

Во-первых, надо иметь в виду, что усиление внешнеполитической активности в регионе Ирана, Пакистана, Турции так или иначе подрывает сложившуюся систему геополитических связей и отношений, приводит к перераспределению традиционных сфер влияния России, СНГ в пользу государств мусульманского мира. Такое положение чревато скрытыми или явными конфликтами, в которых Туркменистан никак не заинтересован. Поэтому его внешняя политика должна быть (точнее — как нам бы этого хотелось) максимально гибкой, учитывать «пограничное» положение страны на политической карте региона.

Во-вторых, источник региональной нестабильности состоит в том, что зарубежные исламские «центры силы» зачастую сами соперничают между собой (ирано-саудовские, ирано-турецкие противоречия, афгано-таджикский узел и т. д.). Поэтому Туркмении нужно не только опираться на них, сколько нейтрализовывать их в процессе реализации своих внешнеполитических целей. В этой связи представляется далеко не случайным то, что до сих пор законодательными актами некоторых государств (Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан) запрещено участие каких бы то ни было религиозных организации в политической жизни республик.

Но это сугубо геополитический аспект проблемы. А что же с экономикой?

В положении, в каком еще 8–10 лет назад находились страны арабского Ближнего Востока, сейчас находятся государства Средней Азии. В период вхождения в СССР экономика среднеазиатских республик развивалась путем максимального развития какой-то одной отрасли: хлопководства в Узбекистане, животноводства в Киргизии, нефтегазовой отрасли в Туркменистане, черной и цветной металлургии в Казахстане.

Причем, характер этого развития в общем был сырьевой, а не товарный. Хотя и в районе Ташкента, Бишкека, Душанбе, Алматы были созданы крупные промышленные центры, производившие широкую гамму высокотехнологической продукции. Однако эти предприятия размещались здесь по причине наличия здесь больших трудовых ресурсов, и снабжались качественными полуфабрикатами из РСФСР. Во время независимости многие связи прервались, и странам Средней Азии стало отчетливо не хватать целого ряда сырья и полуфабрикатов, в том числе и высококачественного проката.

На сегодняшний же день Туркменистан (вместе с Азербайджаном и Узбекистаном) — член «Организацию экономического сотрудничества» (ОЭС). Как известно, эта организация была создана Турцией, Ираном и Пакистаном 28 января 1985 года, когда в Анкаре было подписано соглашение о возрождении регионального сотрудничества.

(Функции ОЭС являются чисто экономическими. Первостепенное внимание Организация будет уделять налаживанию в регионе эффективного воздушного, наземного и морского сообщений, что даст импульс развитию, налаживанию и укреплению связей в торговле, энергетике, промышленности, сельском хозяйстве и туризме.)

Однако наблюдающееся в последнее время дистанцирование Туркменистана в ряде вопросов от других Ценральноазиатских государств привело к тому, что лидеры Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана заключили между собой двусторонние договоры о создании единого экономического пространства, с перспективой его распространение на весь Центрально-азиатский регион. Намечаемая экономическая интеграция хотя бы и трех названных республик достаточно эффективна, поскольку в них живет 90% населения, сосредоточено более 90 % рабочей силы, более 90% водных и энергетических ресурсов всего центральноазиатского региона. К тому же эти договоры носят открытый характер, и к ним со временем могут присоединиться и Туркмения, и Таджикистан (похоже, этот шанс Душамбе упускать ни в коем случае нельзя).

Для внешнеэкономической деятельности Туркменистана приоритетным является развитие нефтегазового комплекса. В ближайшее будущее жидкое топливо стран Центральной Азии может стать важной альтернативой нефти, добываемой в зоне Персидского залива. Это позволит некоторым покупателям ближневосточной нефти ослабить свою зависимость от поставок из таких стран с нестабильной политической обстановкой, как Иран и Ирак. Крупнейшие потребители нефти со временем могут переключиться на более близко расположенные источники, в том числе в Туркменистане. Туркменистан, опираясь на запасы газа и нефти имеет все возможности стремительного экономического развития и активного включения в систему мирохозяйственных связей.

Что же до Турции, то Анкара Турция пришла в Туркмению очень даже вовремя (вовремя — прежде всего для самой Туркмении и, в первую очередь, ее национального металлургического комплекса). Как говорят эксперты, пришла с предложением «от которого невозможно отказаться». Особенно, странам, стоящим на пороге индустриализации.

Предложив строительство нового металлургического завода, турецкая сторона отлично понимала, что в Казахстане и Туркменистане активно идет подобное строительство, которое поглощает много материалов (особенно — строительство в Ашхабаде и в Астане, в котором активное участие уже принимают и турецкие компании). Кроме того, рано или поздно начнется эпоха строительства в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии. Кризис экономики там может быть долгим, но не вечным. Да еще под боком — большой потребитель строительных материалов — встающий из руин Афганистан.

Завод в 160 тысяч тонн продукции в год — небольшой, всех потребностей не покроет. Зато он может быть построен быстро, и сразу вытеснит часть дорогого, завозного проката, преимущественно российского и украинского производства. Небольшой завод быстро даст синергетический эффект, который легко можно будет обратить в очередные соглашения о строительстве новых заводов.

Тем более, что Туркмения имеет выгодное положение для такого завода-катализатора. Скорее всего, предприятие будет построено на берегу Каспийского моря, что даст возможность завозить полуфабрикат для дальнейшего передела из Ирана, Казахстана и России. Страна соединена железными дорогами со всеми основными потребителями продукции в регионе. С Афганистаном налажены прочные транспортные связи, которые резко укрепятся после строительства железной дороги Мешхед — Герат — Кандагар — Пешавар. Более выгодного места для завода просто не найти.

Да и сами отношения двух стран имеют довольно длительную историю. Тут и «Соглашение о дружбе и сотрудничестве между Туркменистаном и Турецкой Республикой» (1991 г.), в которой стороны заявили, что дух дружбы, понимания и солидарности, опирающийся на историческую, культурную, языковую близость, близость обычаев и традиций создает необходимую основу для развития многостороннего сотрудничества.

Тут и подписанные двусторонние соглашения о поставках природного газа из Туркменистана в Турцию и о кредитах, соглашение о продаже Анкарой Туркмении пшеницы, сахара. Многообещающим для туркменской стороны Туркменистана выглядит предложение Турции о создании сообщества тюркских народов стран по образцу Общего рынка стран Запада.

(Однако, как утверждают специалисты, реализовать эту идею будет непросто: необходимо добиться совместимости параметров развития национальных экономик, стабилизации национальных валют, желательно также снять экономические барьеры во взаимоотношениях между государствами региона и значительно упростить таможенный режим.)

Важным событием для взаимоотношений Туркменистана со странами региона и с Турцией является подписание президентами Турции и пяти тюркоязычных республик бывшего СССР Анкаринской декларации.

Но вопрос-то в другом: где в этой ситуации Россия, и каково отношение к намечающемуся прогрессу турецко-туркменских отношений со стороны США?

С «дядей Сэмом» более-менее ясно: США и прежде были заинтересованы в развитии отношений между Турцией и странами Центральной Евразии, надеясь на демонстрацию успехов и преимуществ секулярной турецкой модели государственности и общественного строя для мусульманских государств данных регионов. Турция также всегда связывалась американцами с геоэкономическими проектами Центральной Евразии — ГУУАМ, ТРАСЕКА, энергетически коммуникации и прочие проекты глобальной идеи «Евразийского коридора».

Одновременно США всегда опасались, что активное политическое и военно-политическое внедрение Турции в данные регионы вызовет сильное противодействие других держав, что приведет к возможному вмешательству США в новые региональные конфликты, в региональную гонку вооружений, что никак не входило в планы американцев в столь отдаленных от океанов регионах.

А вот что касается России-матушки, то здесь вопросов более чем достаточно (впрочем, это тема для отдельной статьи). Скажу только, что на этом поле мы пока что с треском проигрываем янки.

Но не во всем и наша вина. К сожалению, политическое руководство Туркменистана в настоящее время недооценивает проблему российского военного присутствия в регионе. С одной стороны, без российских воинских частей и военных специалистов нельзя построить полноценную национальную армию, обеспечить безопасность государства. С другой стороны, наличие российских военных гарнизонов не может не ограничивать государственный суверенитет молодых независимых центральноазиатских государств.

Самое худшее же состоит в том, что на словах признавая российское военное присутствие в Туркмении в качестве фактора стабильности региональной ситуации, нынешнее политическое руководство продолжает действовать, исходя из превратно и ограниченно понятой «национальной идеи».

Вместо ответственного выполнения заключенного 31 июля 1992 года Договора между РФ и РТ о совместных мерах в связи с созданием вооруженных сил Туркменистана имеют место многочисленные провалы в поддержании на должном уровне военно-политического сотрудничества с Российской Федерацией. Нарушая указанный договор, Душанбе выделяет на содержание российского воинского контингента в республике в 40 раз меньше средств, чем Россия. Как отмечают эксперты, складывается впечатление, что туркменская сторона заинтересована только в собственных выгодах и преимуществах.

А что до турок, то строительство металлургического завода, а также ряд других инвестиционных проектов, ясно показывают, что между Туркменистаном и Турцией существуют прочные и долгосрочные отношения, нацеленные на перспективу.

Например компания «Sehil Insaat Endustri ve Ticaret LTD Sirketi» получила в 2001 году подряд на строительство школы и детского сада лично от Туркмен-баши (причем в выполнении компании содействовали такие высокие органы, как Генеральная прокуратура Туркменистана, Государственная пограничная служба, Министерство национальной безопасности и Верховный суд Туркменистана).

Учитывая закрытость Туркменистана и то, что сообщения в прессе являются только вершиной айсберга, можно только догадываться о масштабах туркменско-турецких связей. В любом случае, такое содействие турецкой компании со стороны верховных органов власти в Туркмении не является случайным…

Да, не потерять бы нам бывшую дружественную Туркмению…

Об авторе

Александр Лавутин

Александр Лавутин

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.