Eurasian News Fairway

Сумеет ли г-н Ниязов расшатать архитектуру региональной безопасности на Каспии

Сумеет ли г-н Ниязов расшатать архитектуру региональной безопасности на Каспии
Май 22
12:00 2003

Притчей во языцах уже стал разговор о том, что Туркменистан намеревается увеличить поставки туркменской и казахской нефти в Иран. Но что стоит за подобными пересудами? Давайте порассуждаем вместе.

Как сообщили нашим коллегам (в деликатной беседе) в Кабинете министров Туркменистана, некая иностранная компания, имя которой пока не разглашается, предложила правительству страны построить за свой счет нефтеналивной терминал в порту Туркменбаши, расположенном на Каспии.

Предполагается, что в случае реализации этого проекта компания будет ежегодно поставлять в иранский порт Нека 2–3 млн. тонн туркменской и казахской нефти в год. Казахская нефть будет поступать в порт Туркменбаши по железной дороге в объемах от 1,2 до 1,5 млн. тонн в год. Доля туркменской нефти может составить от 0,9 до 1,2 млн. тонн в год.

Кроме того, если ранее экспорт нефти из Туркменистана в Иран был рентабелен в течение семи месяцев в году, то теперь он может стать выгодным на протяжении всего года. Выгодным для кого? Частично ответ на этот вопрос можно найти в документе, поступившем в конце апреля 2002 г. из компании «Трансконтинентал Ойл» (за подписью исполнительного директора «ТКО» Родерика Муллиона) председателю Государственной Торговой Корпорации «Туркменнефтегаз» г-ну Чарыеву Ильясу Махтумовичу. Документ, о существовании которого окружение туркменбаши старательно умалчивает. Да вот беда: шило-то в мешке не утаишь…

Сей опус (цитировать полностью нет смысла) содержит предложение «в целях дальнейшего увеличения объемов сырой нефти, вывозимой из Туркменистана в Иран» начать строительство терминала для перевалки сырой нефти в г.Туркменбаши, что «позволило бы осуществлять ввоз сырой нефти из Казахстана в Неку». Высказывается предположение, что строительство подобного терминала позволит иранской стороне проводить смешивание туркменской и казахской нефти в Неке.

Деля неуклюжую попытку оправдать свою информированность («у нас еще не было возможности провести подробное изучение существующих нефтеналивных мощностей в Туркменбаши»), г-н Муллио, тем не менее, заявляет, что «существующие мощности могут быть модернизированы для скорейшего строительства терминала для перевалки…».

И далее руководитель «ТКО» делает корпорации «Туркменнефтегаз» ряд уже совершенно конкретных предложений (далее — по тексту документа):

«…1. Компания «Трансконтинентал Ойл» осуществит за свой счет (в пределах 500–800 тыс. долларов США и в зависимости от возможности реконструкции существующих мощностей) строительство терминала для перевалки сырой нефти в Туркменбаши для приема казахской нефти, ввозимой по железной дороге для дальнейшей транспортировки в Иран на нефтеналивных танкерах.

2. Вышеуказанное строительство будет включать в себя:

  • строительство отдельной железнодорожной ветки и расположенного под ней нефтехранилища для выгрузки и хранения сырой нефти;
  • реконструкцию существующего резервуарного парка (арендуемых у «Туркменнефтегаза» или используемых на условиях лизинга) или строительство компанией «Трансконтинентал Ойл» двух резервуаров объемом в 5000 куб. метров;
  • систему перекачки и трубопровод для транспортировки сырой нефти из нефтехранилища в приемные нефтяные резервуары;
  • строительство или реконструкцию существующего трубопровода для транспортировки сырой нефти из резервуаров на нефтеналивной пирс;
    установку на манифольдах системы приема и выгрузки нефти счетчиков и другой аппаратуры.

3. Терминал для перевалки сырой нефти должен быть использован только компанией «Трансконтинентал Ойл» для перевозки казахской нефти в Неку.

4. Пропускная способность перевалочного терминала будет в пределах 80–100 тыс. тонн казахской нефти в месяц. Это позволит нам транспортировать около 100–150 тыс. тонн туркменской нефти в месяц, при условии наличия объемов сырой нефти. Преимущество строительства подобного терминала для туркменской нефти состоит в том, что оно позволит иранской стороне осуществлять смешивание туркменской и казахской нефти в Неке, при этом будет происходить снижение температуры застывания нефти, в результате чего экспорт туркменской нефти в Иран станет экономически выгодным в течение всего года по сравнению с периодом в семь месяцев, существовавшим до сих пор.

5. В добавление к вышеизложенному, компания «Трансконтинентал Ойл» будет производить выплату ройалти корпорации «Туркменнефтегаз»в размере 50 центов США за каждую метрическую тонну нефти, прошедшую через перевалочный терминал в Туркменбаши. В случае, если для перегрузки казахской нефти на нефтеналивные танкера будут использоваться уже существующие трубопроводы, компания «Трансконтинентал Ойл» будет выплачивать грузовые сборы по договорному тарифу.

6. В настоящее время казахская нефть уже доставляется в Туркменбаши по железной дороге для дальнейшей перевозки на пароме в порт Батуми. Насколько нам известно, такая нефть не облагается таможенными пошлинами, поскольку является транзитным товаром. В целях обеспечения экономической целесообразности настоящего предложения, мы надеемся, что такие правила будут также применяться в отношении казахской нефти, ввозимой нашей компанией.

7. Основываясь на опыте работы наших инженеров в данной сфере, сроки реализации предлагаемого нами проекта определяются в 6–8 недель с момента получения нами одобрения корпорацией «Туркменнефтегаз» относительно реконструкции или строительства перевалочного терминала…».

Вот тебе, бабушка, и юрьев день!

Так кто там говорит о «честном и бескомпромиссном» сотрудничестве Туркмении с США? Да-да, с теми самыми Штатами, которые категорически против поставок нефти в Иран?… Извините, но чхать хотел «отец всех туркменов» на международное эмбарго. Посему и продолжает свою коррупционную практику участия в этих сделках, которые в конечном итоге работают на личное обогащение его самого и его уполномоченных по нефтегазовому комплексу государства (в частности, упомянутого Ильяса Махтумовича).

Кстати, к разговору о личном обогащении Туркменбаши:
По данным Информационно-аналитического центра «Догры ел Туркменистан», только на строительство президентского дворца и мечети имени самого себя Баши без колебаний «отстегнул» более 300 миллионов долларов США. С начала девяностых годов и до сих пор в стране идёт интенсивное строительство дворцов, роскошных отелей, в которых никто не живёт, пустующих элитных домов и вилл высокопоставленных чиновников.

Пусть читателя не смущает это обстоятельство. В своё время великий итальянский режиссёр Домиано Домиани показал в фильме «Признание комиссара полиции прокурору республики», что одной из самых излюбленных сфер деятельности мафии по отмывке денег является строительство. Здесь можно отмывать и прикарманивать десятки, сотни миллионов долларов. Не случайно независимая экспертиза, проведённая в отношении многих ниязовских строительных объектов, выявила значительное завышение сметной стоимости строящихся объектов, низкое качество производимых работ, их серьёзные отступления от существующих советских СНИПов. Не говоря уже об абсолютной бесполезности возводимых египетских «пирамид».

Венцом строительного идиотизма можно назвать семидесятиметровую арку, увенчанную золотой статуей Ниязова, которая поворачивается вслед за солнцем. Что касается художественной оценки этого архитектурного «произведения», то его смело можно отнести к стилю «кич», наряду с пресловутыми мещанскими слониками и русалками 50-х годов прошлого века. Такой вот «вкус» Великого пророка Баши из Ашхабада.

После же того, как была разоблачена нелегальная деятельность принадлежащей Ниязову-младшему фирмы «Ориентал», на протяжении нескольких лет занимавшейся контрабандой табачных изделий и алкогольных напитков через таможенную границу Туркменистана в страны СНГ, вся ее структура перекочевала под крышу государственного акционерного общества «Гек Гушак» («Зеленый Пояс») и продолжает пользоваться разнообразными заманчивыми льготами, вроде освобождения от всех видов налогов и т.п.

По-прежнему деятельностью предприятия руководит Мурад Ниязов, а «прикрывает» его… генерал Акмурад Реджепов, тот самый начальник службы охраны Великого Туркменбаши. Предположим, что папа обо всем этом не знает. В том числе и о том, что его «скромный» сынуля «увел» из страны за эти годы в несколько раз больше, чем те несчастные украденные из ЦБ 42 миллиона долларов, за которыми, высунув язык, безуспешно гоняются все правоохранительные органы Туркменистана. Но не может же отец не знать, где и с кем живет его сын, чем он занят, на какие средства существует. Впрочем, если Сапармурат Ниязов действительно пребывает в блаженном неведении относительно жития-бытия собственного наследника, то комментарии излишни.

Но вернемся к основной теме.
На туркменское руководство не действуют ни убеждения о соблюдении международных договоренностей, ни горький опыт Казахстана. Последний в свое время обжегся на этом неблагодарном бизнесе, когда впервые отправил пробную партию нефти в иранский порт Нека в 1997 году. Это была первая и последняя попытка Казахстана, так как официальный Вашингтон, узнав об этом, жестко выразил свою позицию о недопущении подобного рода нарушений и предупредил компанию «Мобил» о возможности расследования ее деятельности. Большое жюри федерального уровня в Вашингтоне неоднократно вело разбирательство и слушания по поводу обвинений в осуществлении незаконных нефтяных своп-сделок, отмывания денег и взяточничества.

Туркменистан же, не смотря ни на какие договоренности, продолжает обходить международные соглашения. В течение многих лет Ниязов пытается вовлечь иностранные нефтяные компании, работающие в РТ, в сомнительные многомиллионные нефтяные контракты. Так, еще в 1995 году «Бридас» с благословения Ниязова подписала первое своп-соглашение с Ираном, но затем, по его же указанию, была насильственно изгнана из Туркмении, возбудила в США судебное дело против туркменского правительства, и выиграла это процесс, предъявив РТ почти миллиардный чек на оплату.

Затем «Драгон Ойл» и «Монумент Ойл» под давлением Ашхабада были вынуждены заключить подобные договора на общий объем до 4 миллионов тонн сырой нефти ежегодно. Хотя компании испытывают большие трудности с таким сотрудничеством, имея более выгодные и надежные альтернативные пути экспорта (например, через Азербайджан и Россию), у них нет другого выхода, как исполнять заказы Ниязова.

С чисто экономической точки зрения иранский маршрут для каспийской нефти, может быть, и оправдывает себя. Он существует как альтернатива, не более того. Там есть свои проблемы с качеством нефти, ценовыми скидками, транспортной инфраструктурой. Ирану приходится трудно, конкурируя теперь с высокоэффективными азербайджанскими и российско-казахскими трубопроводами. По этим причинам он объективно не привлек большие потоки нефтяного транзита или свопа.

Иранская сторона никогда и не строила иллюзий, на счет своей роли для каспийской нефти. Иран осознает, что в сегодняшней ситуации надо искать долгосрочное решение для многостороннего сотрудничества, а не срывать краткосрочные экономические выгоды, как это делает туркменбаши. Подход Ирана понятен, мотивирован экономически и политически. В долгосрочной перспективе он, несомненно, представляет интерес. Но сегодня на фоне противоправных действий режима Ниязова он выглядит преждевременным и неисполнимым. Играя на противоречиях держав, пытаясь сталкивать Москву и Вашингтон, Тегеран и Москву, Вашингтон и Тегеран, «отец всех туркмен» расшатывает и без того хрупкую структуру и без того хрупкой региональной политической и экономической безопасности.

Кроме нарушения санкции, в своп-сделках правительство Ниязова прячет множество грехов — «отмывание» нефти путем сокрытия ее незаконного происхождения и т.д. В этой схеме существует большие возможности для махинаций, сокрытия сырьевых и денежных потоков. Туркменская нефть продается за бесценок или же вообще исчезает, а доллары текут мимо государственной казны, прямо на «конфиденциальные» счета уважаемого Сапармурата & Со. Чтобы замести следы, в эти контракты вовлекаются множество посредников, что делает их (контракты) абсолютно непрозрачными и убыточными для производителей.

Теперь предпринимается попытка повторно втянуть в эту авантюру казахскую нефть, как будто бы строя для нее морской терминал на туркменском берегу. Интересно, знают ли Казахстан и Иран какую «медвежью услугу» им оказывает Ниязов? Учитывая, что в Казахстане и Азербайджане «нефтянка» держится американскими компаниями, уже однажды пострадавшими именно по делу о свопе, можно с уверенностью сказать, что опять на те же грабли они наступать не будут.

Ответ на вопрос — зачем президентский аппарат Туркменистана тиражирует подобные новости о строительстве нефтяных терминалов для экспорта в Иран — можно легко найти, если хорошо знать природу туркменбаши и его методы (нередко — откровенно провокационные) внутренней и внешней политики. Видно, что эта его очередная выходка направлена на столкновение каспийских государств. Понимая, что США, инвестировав миллиарды долларов в проекты в Азербайджане и Казахстане, заинтересованы в скорейшем решении проблемы Каспия и «де-факто» отказались от поставок нефти от этих проектов в Иран, Ниязов пытается подлить своего дешевого керосина в жар каспийского конфликта.

Иран сегодня делает большие усилия, что бы найти общий язык со странами-соседями по вопросам деления Каспия. В стране идет внутриполитическое переосмысление прежней, не без противоречий, позиции, формируются новые более гибкие подходы. Ни Азербайджан, ни Казахстан, ни Россия не ведут торговлю нефтью с Ираном, но это не мешает им вести конструктивный диалог и сотрудничество в различных областях. Все стороны, кроме туркменской, отдают себе отчет, что необдуманные действия, типа нарушения официальных санкций, могут только усугубить конфликт и завести всех в тупик.

Большинство экспертов (в том числе «RIG») уверено, что после каспийского урегулирования вопрос о нефтяном свопе с Ираном будет обсужден всеми странами-участницами и по нему будет найдено взаимоприемлемое решение. Но сегодня, учитывая взрывоопасную ситуацию в регионе, нельзя форсировать события, надо быть втрое бдительным и деликатным. Туркменбаши же, наоборот, специально лезет на рожон, провоцирует реакцию как каспийских стран, так и их союзников…

На самом деле, нефтяной своп является одним из звеньев сомнительной деятельности Ниязова в регионе (к последней компетентные лица причисляют «благосклонное отношение» к наркотраффику, торговлю оружием, поставки нефтепродуктов армиям воюющих сторон, как это было с талибами и т.д.). Невооруженным глазом видно, что все эти элементы цепи напрямую ведут к созданию опасной ситуации в регионе и дестабилизации.

Наверно, Туркменистану и мировому сообществу пришло время разобраться в перечисленных проблемах. Тем более, что без этого практически исключается достижение взаимопонимания по сотрудничеству в бассейне Каспия.

Об авторе

Александр Лавутин

Александр Лавутин

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.