Eurasian News Fairway

Волны революционного шторма разобьются о берег турецкий?

Волны революционного шторма разобьются о берег турецкий?
Март 30
12:00 2011

На всем политически шатком Ближнем Востоке Турция — одна из немногих стран, что являют собой тот редкий случай, когда ислам и демократия вполне уживаются друг с другом, как полосы на теле зебры, и мирно сосуществуют без всякого протектората извне. И в условиях, когда один за другим начинают падать или хотя бы шататься авторитарные режимы, грозя создать «эффект домино» — от Западной Африки до Восточных Каракумов, — данной стране, похоже, не грозит оказаться в числе падающих «костяшек».

Одним из основных мотивов, лежащих в основе политической нестабильности во многих мусульманских странах, является фундаментальное противоречие между исламским и западным менталитетами. Турецкому политическому руководству, начиная с Кемаля Ататюрка, пока удается не дать этому противоречию вырваться из-под контроля, во многом благодаря стабилизирующей роли армии, каковую там удалось еще в те далекие времена создать светской, чуждой религиозно-политическим веяниям и рьяно стоящей на страже закона.
И не только там. Стойкий иммунитет в отношении воздействия разного рода религиозных и политических сект — это вообще характерно для мировоззрения военнослужащих практически во всех частях света, за редкими исключениями типа Исламской Республики Иран. (Возможно даже, что ИРИ — единственное исключение, если не считать повстанческих армий.)

Правда, в последние годы в турецком обществе и политическом истеблишменте наметился было разворот в сторону османизма и, соответственно, исламизма. Но, похоже, общество передумало бросаться в ту же самую водную массу, которая давно уже совершила свой круговорот в природе. Стабильность, демократия, международный авторитет — эти мотивы, надо думать, все же перевешивают национальную гордыню и этнический шовинизм вообще.

Точкой отсчета появления некоторых признаков нью-османизации в Турции можно считать 2003 год, когда часть армейского руководства подготовила план переворота с целью свержения правительства премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана. Проект сей включал организацию взрывов в мечетях Стамбула и введение затем чрезвычайного положения.

Не так давно стамбульский суд вынес решение об аресте 163 из 196 действующих и отставных военных, проходящих по делу о подготовке того переворота, который был заранее обозначен тогда названием «план Кувалда». Разбирательство прокуратура Стамбула по этому уголовному преследованию началось после публикации примерно год назад некоей малотиражной газетой серии соответствующих материалов.

Из материалов следует, что план переворота был подготовлен в штабе первой полевой армии, расквартированной в Стамбуле, и его авторами являются бывший в то время командующий этой армией, и тоже бывшие, главкомы ВМС и ВВС. Изначально в рамках разбирательства было задержано 49 военных, в том числе генералы, которым приписывают подготовку заговора. Однако, по возражениям адвокатов, они были выпущены на свободу.

Фигурантов дела судили по статьям турецкого УК «попытка отстранения от власти правительства» и «подготовка переворота». Расследование дела о заговоре, существование которого военные, в свою очередь, отвергали, обострило отношения между турецким правительством и армией. Что, вероятнее всего, в какой-то мере катализировало процесс этнической самоидентификации турецкого общества в 2010–11 гг.

Весьма влиятельная в Турции армия трижды с 1960 года совершала перевороты, когда стране, в частности, грозила опасность исламизации. Но на сей раз гражданская власть оказалась сильнее. Она не только сумела противостоять натиску военных, попытке захвата ими власти в республике, но и неплохо контролирует, как это выясняется в последние месяцы, напор исламистов, желающих вернуть былое величие Османской империи и всевластие ислама.

Правящая в стране партия «Справедливость и развитие» ведет умеренную происламскую политику и включила в свои ряды «братьев-мусульман». Баланс между давлением с двух сторон (религиозной и   военной), своего рода «выпуск пара» из обоих «клапанов» — то, что пока удается команде Эрдогана. И потому, не в последнюю очередь, правящая партия обладает довольно высоким рейтингом среди турецкой общественности. К тому же, в настоящее время Турция достаточно динамично развивается, демонстрирует стабильный рост уровня жизни населения.

Во внешней политике страна также вернулась к разумной роли умеренного игрока, в чем в 2010 году успели возникнуть определенные сомнения. Сейчас же в мире отмечается, в частности, примирительная роль Анкары в египетских, ливанских и тунисских событиях, поддержка ею мер по стабилизации данной ситуации, заинтересованность турецкой стороны в установлении мироспокойствия в этих странах.

Показательным примером такого разумного поведения может, в частности, служить следующее. МИД Египта в своем письме предупредило турецкое правительство о том, что тому не следует вмешиваться во внутренние египетские дела. В своем ответе же глава внешнеполитического ведомства Турции Давудоглу акцентировал внимание на дружеских отношениях между его государством и Египтом и выразил надежду на скорейшее преодоление последним кризиса. А премьер-министр Эрдоган до этого деликатно призвал президента Мубарака выполнить требования египетского народа — подать в отставку.

В крупных странах Ближнего Востока большинство населения воспринимает Турецкую Республику как образцовую страну, сумевшую доказать, что ислам и демократия могут сосуществовать бок о бок. Об этом свидетельствует опрос, проведенный авторитетным экспертным центром —  "Фондом экономических и социологических исследований" ТР в августе-сентябре 2010 года, то есть еще до волны революционных событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Опросом было охвачено 2300 человек из Саудовской Аравии, Египта, Ирака, Ирана, Иордании, Ливана, Сирии и Палестины, 66 процентов опрошенных в которых считают, что Турция может служить примером для всего ближневосточного регионе. Примерно такое же количество полагает, что она «является успешной моделью совмещения ислама и демократии».

В качестве причины, почему РТ воспринимают как «модель», 15 процентов опрошенных отметили исламский характер данного государства. Другие же во главу угла поставили экономику, демократию и то обстоятельство, что Анкара защищает права палестинцев и мусульман. Те, кто не видит в Турции образцовую страну, считают, что она «является слишком светской», и указывают на тесные связи ее с Западом.

63 процента респондентов полагают, что влияние ТР на Ближнем Востоке в последние годы возросло. 78 процентов опрошенных уверены, что официальная Анкара должна усилить свои позиции, в частности, активизировать свою роль в вопросе израильско-палестинского конфликта.

Турция является лидером в списке тех стран, куда опрошенные респонденты чаще всего ездят отдыхать. Понятно, что вследствие последних египетско-суданско-ливийских событий это лидерство должно обозначиться еще более.

И хотя в начале февраля — первой половине марта вслед за событиями в Северной Африке в турецкой столице все же прошли манифестации, они не представляли серьезной угрозы для руководства страны. Многотысячная демонстрация была преимущественно направлена против нового трудового законодательства и не носила ярко выраженного политического характера.

Чтобы еще больше убедиться в том, что Анкаре вряд ли грозит пойти по пути Туниса и Египта, следует учитывать, что правительства этих стран проводили явную прозападную политику, не особо популярную в арабском мире. Команда же Эрдогана (по крайне мере на словах) утверждает, что представляет «интересы Среднего и Ближнего Востока, а не Запада». Даже  несмотря на тот факт, что Турция продолжает оставаться членом военно-политического блока НАТО и имеет союзнические отношения с США.

И надо думать, что, если все же возникнет какая-то реальная угроза политическому режиму Анкары со стороны оппозиционных масс, власти сумеют выжать дивиденды из судебного процесса над военными и, пользуясь нынешними своими юридическими козырями, принудить оппозиционеров к компромиссу ради восстановления стабильности в обществе. А когда армия на стороне правительства или хотя бы состоит с ним в подобном компромиссе, последнему ничего страшного не грозит.

Также и европейские страны вновь стали смотреть на Турцию как на стабильное государство (после некоторых «шараханий» и «трений» в минувшем году). Недавно мюнхенским судом было принято решение, согласно которому граждане этого государства смогут без разрешения на въезд посещать Германию сроком до 3 месяцев.

С Россией Турецкая Республика в последние годы особенно активно ведет политику сближения. Но это — внешний аспект. При этом Анкара не прекращает «подковерное» соперничество с Москвой, особенно в Закавказье, что не позволяет обеим сторонам в большей степени реализовать свои интересы в этом регионе. Кроме того, западные политики, в частности английские, перманентно пытаются помешать российско-турецкому сотрудничеству. Некоторые турецкие политологи даже считают, что Запад прямо-таки натравливает эти две страны друг на друга…

 

 

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.