Eurasian News Fairway

Гуд бай, Америка, гуд бай, Европа?

Гуд бай, Америка, гуд бай, Европа?
Январь 27
12:00 2011

В связи с практически полным угасанием каких-либо перспектив для палестино-израильских мирных переговоров все больше на авансцену в ближневосточном регионе выступают такие игроки как Турция и Иран, оттесняя Израиль от верхней строчки наиболее значимых. Помимо того, Анкара и Тегеран стремятся к доминированию еще и в Центральной Евразии, являющейся традиционной сферой российских интересов.

При этом Турция постепенно, но неуклонно поворачивается спиной к Западу. Пока еще речь не заходит вслух о НАТО, но навязчивую прежде мысль о вступлении в Европейский Союз Анкара, похоже, отодвигает на дальнюю полку. Не без помощи самого ЕС, кстати.

Мустафа Кемаль Ататюрк, создавая светскую республику европейского типа на развалинах фундаментально-исламской Оттоманской империи, начал ряд реформ в духе прозападной общественно-культурной модернизации. Ради легитимизации этих реформ, сформировавших новую турецкую элиту, государство было отделено от религии. Турция перешла с арабской письменности на латиницу. Ориентация на Европу воспринималась турками как историческая необходимость.

Сегодня мотивационные моменты для европейской ориентации данного государства все более теряют свою былую актуальность и привлекательность. Турция стала зажиточнее, из отсталой аграрной сделалась под управлением военных страной с динамично растущей экономикой, развитым гражданским обществом. То есть вполне самодостаточной. И переговоры о вступлении республики в Евросоюз, ведущиеся уже добрых полвека и идущие весьма непросто, в последнее время совсем застопорились. Появились силы, которые в условиях этой самодостаточности вполне могут себе позволить торпедировать продвижение Анкары в чуждые ей исторически и ментально европейские структуры. По некоторым данным, турецко-европейские переговоры успешно саботирует альянс определенных групп в армии с религиозно-националистическими партиями.

Здесь есть и эмоциональный фактор. В ХХ веке турецкая элита держала за образец Францию. Но последняя вдруг оказалась наиболее ярым противником приема Турции в ЕС, что привело к колоссальному разочарованию турков. Сыграла свою роль и антииммиграционная политика в ряде стран Европы. Но самое сильное негодование турецкой стороны вызвало то, что некоторые европейские государства поддались на уловку Буша и позволили втянуть себя в войну в Ираке.

Понятное дело, что Вашингтон весьма встревожен отходом Турции от Запада. И еще более — сближением ее с Ираном, довольно тесным сотрудничеством с исламистским режимом Судана, против президента которого было выдвинуто обвинение в геноциде, поддержкой правящего сектором Газа движения «Хамас», а также укреплением связей с Россией и Китаем. Турецкие лидеры все более открыто стараются дистанцироваться от Соединенных Штатов и осознанно сворачивают отношения с прежде дружественным и союзным Турции Израилем.

Зато вполне естественным результатом охлаждения турков к идее и практике европеизации своей страны и резко негативного их отношения к американской оккупации Ирака явился повышенный интерес, проявляемый ими в последние годы к России.

В 2008 году РФ стала крупнейшим торговым партнером Анкары. В ближайшие пять лет торговый оборот между двумя странами может достигнуть 100 миллиардов долларов. Подобный рост частично связан с подписанным лидерами этих двух государств в мае 2010 года соглашением о строительстве атомной электростанции вблизи города Мерина на южном турецком побережье. Помимо экономических взаимоотношений, между двумя странами устанавливается безвизовый режим.

Однако же, рассматривать Турцию в качестве возможного в ближайшем будущем надежного союзника России вряд ли было бы правильным. Турки никогда особо не отличались ментальной филией в отношении славян вообще и русских в особенности. (Впрочем, взаимно.) Вот и в сегодняшних реалиях возрождающегося в этой республике османского духа, при сильном и решительном, но мало предсказуемом лидере, каковым являет себя миру тамошний премьер Реджеп Тайип Эрдоган, Турция становится все более опасным государством как в виде врага, так и в роли союзника. В частности, для Российской Федерации.

Реальность таковой опасности недавно высветил скандально известный ресурс WikiLeaks. По информации из этого «мегаслива», во время августовской войны 2008 года Анкара была готова ввести свои войска под статусом НАТО на грузинскую территорию в случае, если бы российская военная операция коснулись территории Аджарии. Каковую команда Эрдогана считает — ни больше, ни меньше — своим протекторатом, временно находящимся в составе Грузии.

Как следует из распространенных документов, намерения Турции были более чем серьезные.

Согласно этим данным, премьер-министр и члены турецкого парламента, находясь в те тревожные времена с визитом в Москве, встретились с президентом РФ Дмитрием Медведевым, изложив ему свою точку зрения относительно происходящих событий. И заявили, что если Россия будет вести боевые операции ближе 100-километровой зоны от территории Турции, то турецкая сторона как член НАТО может реализовать свое право ввести воинские части в зону конфликта с целью защиты соседних членам альянса государств. Там же уточняется, что Турция ввела бы в Грузию войска и в том случае, если бы военные действия коснулись непосредственно Аджарии и по ней были бы нанесены точечные воздушные удары.

Стоит вспомнить и о том, что о возможном подключении Турции к военным действиям в случае вторжения в Аджарию в свое время заявлял и глава МВД Грузии Вано Мерабишвили. «Турция была готова во время российско-грузинской войны ввести в Аджарию свои вооруженные силы, если грузинские власти не смогли бы обеспечить безопасность региона», — отметил он.

И тому вполне можно найти причины, заключающиеся в нынешней турецкой внешнеполитической концепции. Согласно пониманию, бытующему в данной республике (и не только в ней), последняя вместе с раскинувшейся к северу Россией и лежащим на юго-востоке Ираном входит в региональную «триаду великих держав». Грузия же географически находится на пересечении сфер влияния этих трех «древних сверхцивилизаций».

Если все это действительно так, то новость сия вполне тянет на сенсацию, поскольку в последние годы отношения между Москвой и Анкарой, как мы уже отметили, с виду улучшались Подобные замыслы Анкары, наряду с укоренением «неоосманской» идеологии, показывают, что турецкие политики смотрят на Грузию как на важный элемент проектируемой Турцией большой региональной структуры с вовлечением туда, в частности, некоторых республик бывшего СССР и с центром в турецкой столице. Плюс к тому внешняя политика Эрдогана последних нескольких лет направлена на то, чтобы стать единственным и незаменимым посредником между арабским и тюркским миром.

Новая внешнеполитическая концепция Турции — «отсутствие проблем с соседями» — подразумевает превращение ее в регионального гегемона благодаря наращиванию экономического присутствия, укреплению взаимозависимости региональных стран при ощутимом росте дипломатической роли Анкары во всем этом. Чтобы облегчить достижение таковых предначертаний, Турция уже выступила за установление безвизового режима с Сирией, Ливаном и Иорданией — странами прежней «Великой Сирии», бывшими сирийскими провинциями Османской Империи.

Понятно, что авторы сей, виртуальной пока, структуры имеют целью главным образом  создание мощного противовеса России и странам, входящим в сферу ее наиболее устойчивого влияния в рамках бывшего СССР, а также инструмента борьбы за доминирование там, где влияние Москвы меньше.

Другим фактором противостояния Турции с Россией может стать экономический. А именно — газотранспортный проект NABUCCO. Последний призван, по замыслу его разработчиков, если не нейтрализовать российский «Южный поток», то хотя бы успешно конкурировать с ним. Прокладка газопровода NABUCCO стоимостью около 8 млрд. евро предполагает транспортировку газа из Каспийского региона и с Ближнего Востока в страны ЕС в обход Российской Федерации. Анкара стремится стать главным дистрибьютором данного проекта.

«Южный поток», кстати, тоже будет идти через Турцию, что делает ее положение исключительно выгодным. Вообще это — единственная страна, без которой ни один газопровод из Центральной Азии в Европу не построить. И вряд ли Анкара захочет оставаться просто транзитером газа. Используя свое феноменальное географическое положение и немалое геополитическое значение, она непременно будет разыгрывать эту карту в спекулятивном духе — как экономически, так и политически. Что совершенно не выгодно для России, учитывая вышесказанное о попытках бряцания оружием перед Москвой.

Однако же, при всем при том пока нет надежных доказательств истинности этих сенсационных утверждений. В то же время, ни одна из сторон их публично не опровергла.

Как бы то ни было, вне зависимости от степени истинности этой очередной мелкой порции громадного «вики-слива», становится все более ясным, что Турция, ведомая командой «умеренных» исламистов из Партии справедливости и развития во главе с «человеком года» (по версии арабоязычного телеканала CNN) по имени Реджеп Тайип Эрдоган, весьма решительно берет курс на доминирование в Центральной Евразии.

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.