Eurasian News Fairway

Украинские военные угодили под собственный «Молот»

Украинские военные угодили под собственный «Молот»
Апрель 04
04:33 2017

Новое оружие Киева своих убивает чаще, чем противников в Донбассе

1 апреля под Авдеевкой украинская армия понесла очередные безвозвратные потери. Разом погибли трое военнослужащих. Причем, не от вражеских пуль — от собственного оружия. По свидетельству местного волонтера Богдана Ковалева, на боевой позиции взорвался только поступивший с киевского завода «Маяк» новейший 120-мм миномет М120−15 «Молот». «Случай с разрывом этих дорогих минометов, распадающихся на куски, — не первый», — написал Ковалев. И он совершенно прав.

Уточним — подобный случай, как минимум, четвертый в ВСУ. Поступивший на вооружение лишь в марте 2016 года, в Донбассе и в тылу «Молот» собственные расчеты уничтожает регулярно и весьма кровожадно. Если учесть, что по сведениям технического директора завода «Маяк» Валерия Синицина за весь 2016 год в войска было отправлено лишь 50 таких минометов, то из них уже взлетел на воздух примерно каждый двенадцатый. Или, не исключено, — каждый пятнадцатый, если завод «Маяк» некоторое количество «Молотов» успел поставить на фронт и в первом квартале 2017-го. Но каждый пятнадцатый, убивающий своих, тоже, конечно, весьма впечатляет. Вот хроника этих трагедий.

Первое ЧП с новым минометом случилось 25 июля минувшего года (то есть, всего через несколько месяцев после завершения государственных испытаний) на военном полигоне «Широкий лан» в Николаевской области. Детали выяснила волонтер фонда «Вернись живым» Ольга Решетилова.

По ее сведениям, при выполнении учебной стрельбы произошел внезапный разрыв мины в канале ствола. Погиб командир расчета Сергей Пономаренко. Еще семеро получили тяжелые ранения (по данным других источников, раненных девять), один из минометчиков позже скончался в госпитале.

«Об этом миномете мы знали еще с весны, отзывы о нем были как о ненадежном оружии, с которым постоянно что-то происходит. Поэтому появление две недели назад у нас в бате (батальоне — „СП“) этого чуда техники было воспринято соответственно», — рассказали волонтеру сослуживцы убитого Пономаренко.

Новый повод задуматься, чем же все-таки принялся вооружать Киев своих «захистников», появился примерно через три месяца, 2 ноября. В тот день, подводя итоги минувших суток в зоне боевых действий, официальный спикер администрации президента Украины Анатолий Лысенко сообщил, что список безвозвратных потерь ВСУ пополнили двое.

Стало это якобы результатом вражеского обстрела позиций украинских войск. В тот же день в социальных сетях появилась информация, что речь идет о бойцах батальона «Айдар» Сергее Кочеткове (позывной «Кот») и Николае Салюке («Французе»). Их решено было похоронить как героев. Церемонию прощания 4 ноября провели в Киеве на так называемом «Майдане Незалежности».

Но траурную церемонию в центре украинской столицы еще не успели начать, как грянул нешуточный политический скандал. В Верховной Раде во время «Часа вопросов к правительству» депутат Тарас Пастух заявил, что на самом деле Кочетков и Салюк убиты вовсе не ополченцами. Они стали новыми жертвами собственного миномета «Молот», который вдруг взлетел на воздух совсем не от огня противника.

Тарас Пастух с трибуны парламента спросил у премьер-министра Владимира Гройсмана: «По официальной версии, прилетела вражеская мина, и ребята погибли. Но в действительности, ситуация выглядит несколько иначе. Вопрос мой, собственно, о том, когда остановится бизнес на войне, на котором сегодня зарабатывает „Укроборонпром“? Речь идет о сегодняшних минометах, которые являются большим достижением „Укроборонпрома“ — „Молот“.

У нас от нашего миномета погибли наши ребята. Эти минометы продолжают дальше использовать в Вооруженных силах. Возникает вопрос: почему мы дальше позволяем, чтобы за наши деньги изготавливался хлам и потом дальше погибали наши ребята?».

Смущенный Гройсман пообещал разобраться. Явно по указанию Гройсмана уже на следующий день начальник Генерального штаба ВСУ Виктор Муженко отправил на место трагедии свою комиссию. Она тут же подтвердила, что депутат Пастух абсолютно прав: «По предварительным выводам специалистов, причиной трагедии, приведшей к гибели двух военнослужащих Вооруженных сил Украины, стала детонация боеприпаса в канале ствола».

16 ноября проблему с «Молотами» рассматривал парламентский комитет на национальной безопасности и обороны. Депутаты заслушали специалистов Министерства обороны Украины. И пришли к выводу, что причиной очередного самоподрыва стало двойное заряжание. То есть, во время боевой стрельбы из ствола не успела вылететь первая мина, как кто-то из членов расчета «Молота» сунул туда же другую.

Правда, на нормальном оружии для предотвращения подобных инцидентов в бою или во время учебных стрельб существует особый предохранитель. На «Молоте» он тоже предусмотрен. Но предохранитель или не сработал, или почему-то был заранее снят украинскими минометчиками.

Тем временем, несмотря ни на что, столь губительные для обслуги минометы «Молот» продолжали поступать в войска. Всего в 2017 году в ВСУ их ожидают 240 штук. Наверняка это пополнение украинские минометчики ожидают с тоской и немалыми опасениями за собственные жизни. Страхи военных определенно усилились буквально на днях. Сначала 22 марта информационные агентства сообщили, что в результате еще одного подрыва миномета «Молот» в Донбассе погиб командир батальона 14-й отдельной механизированной бригады капитан Буранов. А 1 апреля произошло то, с чего мы начали этот разговор: под Авдеевкой по той же причине ВСУ не досчитались еще троих.

Тут, полагаю, самое время привести отклики самих украинских военных о столь редкостном чудо-оружии, которое вопреки протестам депутатов и волонтеров всучила им их собственная страна. Слово солдату 72-й отдельной механизированной бригады украинской армии Анатолию Тапольскому. На своей страничке в социальной сети он написал: «Сегодня у минометчиков 72-й бригады праздник — тестировали мощнейшую украинскую разработку — 120-мм миномет „Молот“.

Напомню, что каждый миномет обошелся ВСУ в фееричные — 480.000 гривен (17 тысяч долларов — „СП“). От такого девайса за такую цену ожидаешь многого, поэтому мы подготовились основательно, тем более зная, что недавно от взрыва „Молота“ на Ширлане (полигоне „Широкий Лан“ — „СП“) погиб командир миномета и 9 человек было ранено. Вырыли пару окопов, стреляли со шнурка и прятались от минометов где только возможно. Были на максимальном „стреме“, но все обошлось. Сам миномет — очень плохая копия советского миномета 2С12 „Сани“.

Еще новые минометы уже довольно облезлые, краска стирается на раз. В тест-драйве участвовало 12 „Молотов“. Два из них испытание не прошли. Один развалился еще на подъезде на огневую, второй во время первого выстрела. Также банально отвалился механизм горизонтирования, крепление ствола просто отвалилось. После пятого выстрела механизм одного из миномета начал клинить… Сам миномет очень неустойчивый… Прицелы на „Молотах“ 1946 года. 46 года, Карл! Сделано в СССР».

Тут, очевидно, стоит пояснить, что производители из Киева изначально обещали, что оснастят новые украинские минометы импортными прицелами MUM-706 M с подсветкой, которые обещала поставить одна из стран НАТО. И такой прицел должен был стать одной из главных новаций проекта. Но, как говорится, не срослось. Из ворот завода «Маяк» выкатили только два миномета с новыми прицелами. Остальные снабдили старыми советскими МПМ-44М, которые хранились на складах и помнили еще штурм Берлина. Минобороны передало антикварные прицелы заводу бесплатно, но на конечную цену «Молотов» это, конечно, не повлияло.

Впрочем, послушаем украинских фронтовиков-минометчиков дальше. В ноябре 2016 года украинское издание «Апостроф» привело мнение неназванного командира батальона ВСУ о «Молотах»: «Пришли к нам эти минометы. Поставили один на позицию — сразу отломалась ручка вертикальной наводки. Нажали пальцем на ударно-спусковой механизм — он согнулся. Я так понял, он вообще из алюминия. Потом поставили на колеса, и пока дотащили с плаца в бокс — это 200−300 метров — колесная тяга рассыпалась. Сейчас их чистим от ржавчины, чтобы механизмы хотя бы начали двигаться. Ну, как может миномет с завода быть ржавым?!».

Достаточно? Тогда давайте попытаемся понять, почему вопреки даже протестам фронтовиков ТАКОЕ оружие продолжают выпускать. Для этого пристальнее присмотримся к заводу «Маяк» и его руководству. То, что обнаружится, на мой взгляд, многое объясняет в происходящем на сегодняшней Украине в целом. И в бессмысленной и нескончаемой войне в Донбассе — в частности.

«Маяк» в далекие 60-е годы минувшего века был крупным предприятием по производству магнитофонов. С обретением Украиной независимости пытался перейти на производство современных средств связи, электрошокеров, электросчетчиков и пневматических пистолетов. Но получалось плохо. Персонал потихоньку разгоняли.

Все волшебным образом переменилось в 2011 году. Завод был включен в состав концерна «Укроборонпрорм» и недавние специалисты по магнитофонам срочно занялись изготовлением огнестрельного оружия. Первой моделью стал танковый пулемет КТ-7,62. Потом — винтовки VPR-308 для Национальной гвардии, портативные снайперские винтовки «Гопак», 12,7-мм крупнокалиберные снайперские винтовки СГМ-12,7. А там и до «Молотов» дошло. 1 сентября 2015 года на испытания был отправлен опытный экземпляр первого сугубо украинского миномета.

За восторженной шумихой в Киеве по этому поводу как-то скрылись весьма важные факты. Например, что диковинный для бывших магнитофонщиков миномет те сделали буквально на коленке. И всего за два месяца. Уже упомянутый Валерий Синицин так рассказывал о процессе «конструирования» одному их местных телеканалов: «Пользовались интернетом, литературой из интернета о 120-миллиметровых минометах. Взяли бывший в употреблении российский миномет 2Б11, узнали замечания, которые бойцы АТО высказали по российским минометам».

Неудивительно, что «Молот» ни внешне, ни по тактико-техническим характеристикам почти неотличим от советского (а вовсе не российского!) миномета 2Б11 «Сани», выпущенного еще в 1979 году. И ставшего дальнейшим развитием еще более старого нашего полкового миномета ПМ-43 образца 1943 года.

Вскоре выяснилось, что в новейшей украинской разработке отличий от «Саней» считанное число: предохранитель от двойного заряжания, ударно-спусковой механизм, двунога, обоймы и стойка прицела. Стволы, казенники и опорные плиты к минометам — все со складов МОУ от старых «Саней», которых в арсеналах и по сей день хранится множество.

Еще, утверждают на заводе, их стволы изготовлены с применением современных сплавов, что якобы должно благотворно повлиять на сроки эксплуатации. Но, судя по многочисленным рекламациям из войск насчет на глазах появляющейся ржавчины, со сплавами у киевлян тоже не получилось.

Так почему же, неспособный производить тяжелые минометы завод, все же получил лакомый заказ от Министерства обороны Украины? И гонит заведомо халтурные стволы по цене нового автомобиля каждый? Ларчик открывается просто. Вы не забыли, что радостные перемены в судьбе «Маяка» начались с переподчинения его концерну «Укроборонпром» именно к 2011 году?

Как раз в это время генеральным директором «Укроборонпрома» был назначен офицер действующего резерва Службы безопасности Украины Дмитрий Перегудов. А заводом «Маяк» давно руководит другой Перегудов — только Александр. По чистому совпадению, видимо, — отец Дмитрия. И деньги из оборонного бюджета страны на завод «Маяк» хлынули потоком.

Сын и отец Перегудовы оказались ребятами не промах. Первого уже через год президент Украины снял с должности, поскольку с его именем были тесно связаны несколько громких коррупционных скандалов. Самый впечатляющий — история с поставкой 420 украинских бронетранспортеров БТР-4 в Ирак. Все сроки тогда были сорваны Киевом. А в довершение всего, броня этих машин оказалась бракованной, в трещинах. И Багдад от такой покупки обоснованно отказался.

По утверждению украинского издания «Наші Гроші», уже отправленный в отставку Дмитрий Перегудов, 24 января 2013 года сотрудниками СБУ был задержан в киевском аэропорту при попытке незаконно вывезти за границу $ 600 тыс. Правда, вскоре его отпустили на волю. И он окончательно сбежал за границу.

А Перегудов-папа все в прежнем кресле. И очень увлеченно занимается теперь минометами «Молот». Попутно, утверждают «Наші Гроші», делает свой маленький гешефт не только на оружии. Скажем, на себя и на своих ближайших родственников переоформил ранее принадлежавшие «Маяку» два гектара земли в элитной рекреационной зоне Пуща-Водица под Киевом. Там была заводская база отдыха. Теперь принадлежащий директорской семье туристический комплекс «Пуща лесная».

В тот же карман ушла и заводская столовая площадью в 3000 квадратных метров. Туда же — и бывший оздоровительный центр завода в крымской Евпатории. Так что минометы «Молот» — это такая малость…

В заключение — вот что. Как и всякий вменяемый человек, я очень не люблю карикатурных депутатов Верховной Рады Семена Семенченко и Владимира Парасюка, учинивших гибельную для Украины блокаду Донбасса. Но кое в чем они, конечно, правы. А именно — когда утверждают, что война в тех краях не кончится, пока на ней кое-кто будет делать просто бешеные деньги. Самоподрывы «Молотов», которые точно еще долго не кончатся, не раз напомнят украинцам эту простую истину. А с чего бы им кончаться?

 

 

Фото: Степан Петренко/ТАСС

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

5 комментариев

  1. Гороскоп Ненастий
    Гороскоп Ненастий Апрель 05, 11:51

    Да уж, ломать — не строить… Довели бандеровцы собственный военпром до ручки, бездари тупорылые.

    Ответить
  2. ИноСМИ
    ИноСМИ Апрель 06, 06:37

    А ведь Украина вышла из состава СССР самой мощной, технологически развитой республикой!.. Какое позорище теперь!

    Ответить

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.