Eurasian News Fairway

«Запорожец» Порошенко, ревя мотором, помчался по «европейскому автобану»

«Запорожец» Порошенко, ревя мотором, помчался по «европейскому автобану»
Сентябрь 01
11:18 2017

Соглашение об ассоциации с ЕС окончательно вступило в силу, что дальше?

1 сентября Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС официально вступило в полную силу. Это открывает путь для реализации положений о сотрудничестве в сферах обороны, предотвращения конфликтов, налогообложения, госфинансов, борьбы с терроризмом, миграции и пограничного контроля.

Президент страны Петр Порошенко уже назвал это очередным шагом на пути Украины к Евросоюзу и пообещал новый этап реформ. На своей странице в «Фейсбуке» Порошенко написал, что произошла «историческая смена структуры украинского экспорта в пользу его увеличения в страны ЕС».

«Это уже необратимые процессы интеграции украинской экономики в рынок Евросоюза», — написал президент «незалежной», добавив, что за шесть месяцев 2017 года внешняя торговля товарами и услугами Украины с ЕС выросла на 22%. Всего же на ЕС приходится около 40% всей внешней торговли страны.

Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер также торжественно прокомментировал вступление соглашения в силу, назвав его «праздником для Европейского континента».

«Решительность — это добродетель. Сегодня, несмотря на все вызовы, мы это сделали. Вступлением в силу Соглашения об ассоциации с Украиной Европейский союз выполняет свое обещание, данное нашим украинским друзьям. Я благодарен всем тем, кто сделал это возможным: тем, кто стоял на Майдане, и тем, кто пытается реформировать страну к лучшему. Это праздник для нашего Европейского континента», — заявил Юнкер.

Впрочем, еще несколько дней назад Юнкер высказывался совсем в другом ключе. 29 августа на конференции послов ЕС в Брюсселе во вторник он напомнил, что Украина не имеет никакого отношения к Евросоюзу и НАТО.

«На данный момент в мире 60 войн, и ни одной из них — в Европе, если не брать Украину. Однако Украина сейчас не является европейской страной, в смысле членства в ЕС. Я знаю, что недавно мой друг Порошенко сказал: смотрите, Украина — это почти ЕС и НАТО. Однако на данный момент ее нет ни там, ни там, и важно это понимать», — цитируют СМИ Юнкера.

Представитель Украины при Евросоюзе Николай Точицкий даже обратилсяв Европейскую комиссию за разъяснением этих высказываний, которые «подрывают и уровень доверия и серьезный уровень сотрудничества».

Не совсем понятно, что возмутило Точицкого, если учесть, что высшее руководство ЕС, в том числе тот же Юнкер, много раз прямо говорили о том, что не видит перспективы для вступления Украины в ЕС не то, что в ближайшие годы, а в следующие 20−25 лет. То же самое касается и НАТО.

Кроме того, Нидерланды, которые стали последней страной, ратифицировавшей Соглашение об ассоциации, потребовали, чтобы Брюссель отдельно подтвердил, что этот документ не является первым шагом для вступления Украины в ЕС.

Поэтому в итоговом постановлении саммита ЕС, который прошел в декабре 2016 года, говорится, что «Соглашение подтверждает продолжение сотрудничества с Украиной в сфере безопасности, в частности, предотвращения конфликтов и нераспространения оружия массового уничтожения, однако оно не содержит обязательств ЕС или его стран членов по предоставлению гарантий коллективной безопасности или другой военной помощи Украине».

Впрочем, все это не мешает украинским властям продолжать говорить о безальтернативности европейского пути или, как недавно назвал его Порошенко,«широкого евроатлантического автобана».

Проблема для Украины в том, что и «историческая интеграция в европейский рынок» вовсе не так безусловна, как говорит Порошенко, а, главное, не несет для страны большой выгоды. Достаточно посмотреть на цифры. Если в 2013 году общий экспорт украинских товаров составил 63,3 млрд долл., то в 2016 — всего 36,3 млрд долл. Во многом это произошло из-за обесценивания курса национальной валюты, а также из-за падения производства.

При этом в процентном соотношении за прошедшие три года доля Евросоюза в экспорте Украины действительно выросла и составляет почти 40%, если точнее, 37,3%. Однако в денежном выражении только в этом году «незалежная», возможно, приблизится к показателям 2013 года. В первом полугодии 2017 года украинский экспорт в Евросоюз вырос на 26,1%, до 8,2 млрд долл. Но этот рост не в состоянии компенсировать колоссальное падение на рынке СНГ и России в частности.

В уже ставшем эталоном 2013 году общий экспорт товаров Украины в страны ЕС составлял 16,75 млрд долл. В то же время, экспорт в страны СНГ, по данным Госстата, достигал 22 миллиардов долларов. Для сравнения, в 2016 году Украина экспортировала в Евросоюз товаров на 13,5 млрд долл., а в страны СНГ — всего на 6 млрд долл. Получается, что с 2013 по 2016 год общий объем экспорта на европейском направлении снизился на 17%. А экспорт в СНГ за тот же период упал на 73%, в Россию — на 76%.

При этом торговля с ЕС незначительно упала и в 2016 по сравнению с 2015, несмотря на то, что практически все экономические положения, касающиеся зоны свободной торговли, вступили в силу с 1 января 2016 года. Не помогли даже квоты на беспошлинный ввоз товаров, которые Евросоюз ввел в одностороннем порядке. Дело в том, что в общих масштабах эти квоты совсем не велики, и по самым ходовым позициям «незалежная» выбирает их в первые же месяцы года.

Министр аграрной политики и продовольствия «незалежной» Тарас Кутовой объяснял такую позицию ЕС тем, что украинская сельскохозяйственная продукция слишком конкурентоспособна, поэтому ее не пускают на европейский рынок. А владелец агрохолдинга «Мироновский хлебопродукт» Юрий Косюк несколько месяцев назад и вовсе заявил, что евроассоциация была обманом и никакого открытия рынков не произошло.

Этим летом после долгих переговоров Евросоюз, наконец, согласился увеличить торговые преференции, хотя далеко не так значительно, как добивались в Киеве. По оценкам экономистов, это позволит нарастить экспорт на «целых» 200 миллионов долларов.

Что касается роста экспорта в ЕС за первое полугодие 2017-го, это, скорее, признак общего оживления украинской экономики, в частности, агропрома, поле падения в прошлые годы, а не прорыв на европейском направлении. Ведь и украинский экспорт в Россию, несмотря на все причитания о «стране-агрессоре» за тот же период вырос на 26,4% — до 1,9 млрд долл. Кстати, это позволяет Российской Федерации по-прежнему оставаться главным торговым партнером Украины, если брать отдельные страны, а не объединения.

Кроме того, стоит отметить, что изменилась товарная структура экспорта Украины. Значительно выросла доля продтоваров, сельхозпродукции и сырья, и сократилась доля продукции машиностроения и вообще товаров с высокой добавленной стоимостью.

Например, в 2013 году на агросектор приходилось 26,9% экспорта, а в 2015 — уже 38,2%. Продажа машин и оборудования, напротив, сократилась — с 16,8% до 12,5%. Как и говорил посол США Джеффри Пайетт, Украина превращается в аграрную сверхдержаву, правда, без приставки «сверх».

Член Совета по межнациональным отношениям при Президенте России Богдан Безпалько считает, что Соглашение об ассоциации ЕС не принесло Украине ничего, кроме проблем во всех сферах.

— Когда Порошенко говорил о необратимости, он, вероятно, имел в виду необратимость разрушений украинской экономики и государственности, произошедшие в результате госпереворота, поводом для которого стало именно подписание Соглашения об ассоциации с ЕС. Если вкратце перечислить результаты этих процессов — это деиндустриализация, депопуляция и десоциализация.

На Украине происходит демонтаж всех отраслей промышленности, которые оставались и работали с советских времен. Тяжелое машиностроение, авиакосмическая промышленность, автопром, даже легкая пищевая промышленность пострадали после евроассоциации.

Смертность в стране намного превышает рождаемость, кроме того, происходит массовый отток граждан и рост желания уехать среди тех, кто еще остался. Особенно среди молодежи. Происходит и разрушение всех сфер социальной жизни. Пенсии на Украине не соответствуют уровню жизни, многих людей спасает только собственное хозяйство.

Те, кто имеет такую возможность, выезжают на заработки в РФ и страны ЕС. Я встречал граждан Украины даже на Кипре в качестве работников низовых сегментов обслуживания. Многие из тех, кто въезжает в Евросоюз по безвизовому режиму, тоже пополнят ряды полулегальных мигрантов, которые будут там работать без законных оснований.

Можно сказать, что в результате процессов, в центре которых стоит договор об ассоциации с ЕС, Украина, как государство, разрушается. На Востоке полыхает гражданская война, Крым стал частью России. У граждан растет апатия и скепсис по отношению к властям. Большая часть населения стремится к одному — элементарно выжить в условиях повышения цен на жилищно-коммунальные услуги, разрушения сферы здравоохранения.

Если бы в реальности Порошенко исполнил свои предвыборные обещания и привел население к европейскому уровню жизни, у него было бы что возразить. Но мы видим, что с 2013 по 2016 гг. ВВП страны упал на сто миллиардов долларов. Украина стала потреблять в два раза меньше газа, но не потому, что внедрила технологии энергосбережения, а потому что промышленность остановилась и перестала потреблять газ. Да и люди стали экономить, чтобы хоть как-то оплатить эти услуги.

«СП»: — Украинские власти оправдывают провалы в экономике конфликтом на Востоке. Но, может, у Соглашения об ассоциации есть позитивные политические результаты?

— В политическом отношении режим Порошенко стремится к диктатуре. Он методично зачищает политическое и медийное поля и готовится к следующим выборам. Напомню, что на Украине запрещена Коммунистическая партия. Практически нет свободы слова. Журналистов преследуют: пытались закрыть канал «Интер», оказывают давление на другие каналы. Едва не посадили в тюрьму редактора сайта Страна.юа. Сейчас пытаются посадить журналиста Василия Муравицкого.

То есть говорить о европейских ценностях на Украине тоже не приходится. Я не вижу, какие вообще результаты евроассоциации можно причислить к позитивным. Разве что то, что граждане Украины получили возможность на три месяца приезжать в Евросоюз без виз, но и без права на работу. И то, что экспорт некоторых видов украинской агропродукции в ЕС немного расширился. Но стоило ли ради этого отказываться от собственного авиа- или судостроения? Мне кажется, нет. Результаты евроассоциации мне представляются откровенно катастрофическими.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова Михаил Кривогуз также смотрит на экономические результаты евроассоциации со скепсисом.

— На ЕС, как на группу стран, действительно приходится самая большая доля украинского экспорта. Но если смотреть по отдельным странам, несмотря на все ограничения и политические заявления о признании «агрессором», самая большая доля украинского экспорта приходится на Россию, хотя она значительно сократилась.

Можно привести и факты, которые должны показаться господину Порошенко странными. Например, Россия до сих пор получает титан из Украины. Это стратегическое сырье, но Украина продолжает вести такую торговлю с «агрессором». Правда, Киев пытается заменить российские уголь и газ. Но «голубое топливо» она заменяет тем же российским газом, только приходящим из Европы, за который приходится платить больше. А американский уголь вообще обходится почти в два раза дороже, и это чисто политическое решение.

«СП»: — Можно ли сказать, что европейский рынок уже заменяет Украине СНГ?

— Рост доли поставок в ЕС не компенсировал падение экспорта в СНГ, особенно в части машин и оборудования. Украина нам поставляла вагоны, стрелочные переводы, вагонные тележки, горнодобывающие механизмы, даже грузовики КРАЗ и прочую технику. Никто этого в Европе покупать не будет.

«СП»: — Какие изменения можно ждать после полноценного вступления соглашения в силу?

— Начиная с сегодняшнего дня, переходный период закончился. Все положения ассоциации вступили в силу в полном объеме. Но это не означает, что украинский рынок сразу будет завален «дешевыми товарами из Европы». Просто потому что если сопоставлять их цены с зарплатами украинских граждан, они окажутся не такими уж дешевыми.

С другой стороны, доступ на европейские рынки для Украины тоже не полностью открыт. На отдельные виды продукции будут и дальше существовать квоты, по которым можно беспошлинно ввозить товары. Например, на трубы и другую металлургическую продукцию. Но все, что превышает эти квоты, требует полной оплаты пошлин, что сразу делает продукцию менее конкурентоспособной.

Проблемы есть и у агропродукции, на которую Украина делает ставку. Многие продовольственные товары украинского производства не соответствуют тем высоким критериям, которые предъявляются в регламентах ЕС. Посмотрим, каким будет дальнейший результат взаимодействия Украины с ЕС. Пока что чиновники друг друга поздравляют, но это может быть преждевременно.

Анна Седова

 

Фото (Zuma/TASS): на фото встреча председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера и президента Украины П.Порошенко

 

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.