Eurasian News Fairway

Освещение и искажение истории второй мировой войны (часть III)

Освещение и искажение истории второй мировой войны (часть III)
Апрель 07
16:00 2014

Многие зарубежные историки вообще замалчивают Московскую, Курскую и другие исторические битвы, но высадку усиленной дивизии американской морской пехоты на острове Гуадалканал в августе 1942 г. именуют «началом контрнаступления на Тихом океане», хотя в стратегическом отношении она имела частное значение. То же можно сказать и о морском сражении у острова Мидуэй в июне 1942 г., в результате которого потерпел поражение японский флот, но не было ликвидировано его превосходство на Тихом океане, а само сражение не оказало серьезного влияния на общий ход второй мировой войны.

Правда, концепция «решающих битв» разделяется не всеми историками. Некоторые указывают на решающее значение для исхода второй мировой войны сражений на советско-германском фронте. Так, К.Рейнгардт (ФРГ), рассматривая итоги битвы под Москвой, делает вывод, что «планы Гитлера — и вместе с ними шансы на успешное ведение войны Германией — потерпели провал уже в октябре и, самое позднее, в декабре 1941 года, с началом контрнаступления русских войск под Москвой. Стратегия блицкрига, целью которой являлось достижение быстрой победы над Советским Союзом в ходе одной кампании, до наступления зимы, после поражения группы армий «Центр» под Москвой была развеяна в прах».

А.Мишель (Франция), говоря об итогах Сталинградской битвы, отмечает, что советские историки справедливо видят в этом успехе Вооруженных Сил СССР самую важную победу, ознаменовавшую поворот во второй мировой войне. В противоположность Д.Ирвингу (Англия), который бездоказательно заявляет, что битва под Курском «закончилась вничью», М.Кэйдин (США) называет ее «величайшей в мировой истории битвой на суше и в воздухе», которая означала для вермахта «разгром, катастрофу невообразимых размеров» .
В отдельных работах признается несостоятельность теории решающих битв в целом, делается вывод, что война на востоке была самой большой в истории войн, что «Германия в действительности проиграла войну на равнинах Советского Союза, а не в рощах Нормандии».

Зарубежные историки, особенно американские, разработали систему «доказательств», имеющих целью принизить вклад СССР в разгром милитаристской Японии. В ответе на запрос американских экспертов о роли СССР в победе над Японией Г.Трумэн заявил в 1953 г., будто «русские не внесли в нее никакого военного вклада». Это безответственное заявление, опубликованное в одном из официальных американских военно-исторических трудов, было взято на вооружение фальсификаторами истории второй мировой войны.

В западной литературе распространена также версия об американских атомных бомбах как «решающем факторе», якобы вызвавшем капитуляцию Японии. Р.Хейферман утверждает, что Япония капитулировала, так как император «испугался продолжения атомных бомбардировок и регулярных авиационных налетов союзников на Японию». При этом он избегает подлинной оценки атомных бомбардировок, которые по своей сути служили целям шантажа СССР.

В этой связи представляет интерес точка зрения некоторых японских историков. «Хотя США пытаются представить атомную бомбардировку японских городов как результат стремления ускорить окончание войны, в действительности эти бомбы, погубив огромное число мирных жителей, не привели Японию к принятию решения об окончании войны… Не жертвы среди мирных жителей в результате атомной бомбардировки, а боязнь революции после вступления в войну СССР обусловила скорейшее окончание войны».

Фальсификация роли Советского Союза во второй мировой войне тесно связана с тенденциозной трактовкой источников победы Советского Союза над фашистско-милитаристским блоком. Фальсификаторы зачастую подменяют научный анализ хода и итогов второй мировой войны вымыслами, скрывают истинные причины побед Советской Армии, отрицают их закономерный характер.

Зарубежные историки разработали специальную теорию «случайностей» для объяснения причин поражения вермахта. К числу таких причин они, как правило, относят неблагоприятные для немецко-фашистских войск погодно-климатические условия Советского Союза, большую протяженность его территории, просчеты Гитлера как политического и военного руководителя.

«Как уже часто отмечалось, — пишет американский историк Э. Маккарти, — на стороне Советского Союза были генерал Зима и генерал Грязь». Он утверждает, что немецко-фашистским войскам зимой 1941/42 г. «морозы причиняли больше потерь, чем военные действия». О большой площади России как о важнейшем факторе, не позволившем гитлеровцам одержать победу на востоке, пишет уже упоминавшийся Э.Дюпуи и многие другие западные историки.

Теория «случайностей» поражения немецко-фашистских армий имеет для фальсификаторов и их хозяев большое политическое значение. Она питает реваншизм, используется для «обоснования» новых агрессивных планов против России. Раз поражение вермахта объясняется лишь преходящими факторами, рассуждают нынешние руководители НАТО, то, если учесть эти факторы и не допустить старых ошибок, можно будет одержать победу над нынешней Россией.

Умалению вклада СССР в победу над фашизмом служат также попытки многих зарубежных историков принизить уровень советского военного искусства и морально-политического потенциала Советского государства. Правда, в трудах отдельных буржуазных историков встречаются объективные оценки роли советского Верховного Главнокомандования в руководстве Вооруженными Силами, достижений советской стратегии, оперативного искусства и тактики.

Но если английский историк Б.Питт пишет, что знаменитое контрнаступление под Сталинградом стало «символом великой победы, завоеванной разумной ценой», то американский военный историк Э.Зимке, оценивая советскую стратегию, заявляет, что она была «оборонительной».

Однако исторические факты — против фальсификаторов. Они доказывают, что советское военное искусство в годы войны убедительно продемонстрировало превосходство над военным искусством фашистских агрессоров, имевших самую мощную военную машину капиталистического мира того времени.

Видный французский генерал и историк Ф.Гамбьез называет победу, одержанную Советскими Вооруженными Силами, «победой ума, хладнокровия и инициативы советских военных руководителей во всех звеньях».

Исторические факты опровергают и домыслы Г.Солсбери, Д.Эриксона и других о том, что Советская Армия воевала не по принципам военного искусства. Имея в виду подобные фальсификации, Маршал Советского Союза Г.К.Жуков писал: «Ныне, конечно, очень легко и просто заниматься бумажной калькуляцией соотношения сил, глубокомысленно поучать, каким числом дивизий следовало бы выигрывать четверть века назад то или иное сражение, рассуждать, где вводилось войск больше, а где меньше того числа, которое кажется сегодня целесообразным тому или иному историку. Все это было неизмеримо сложнее на полях битв».

Буржуазные историки и мемуаристы не решаются отрицать массового героизма, исключительной стойкости, мужества и отваги, проявленных советскими воинами в борьбе с врагом. Ряд западных авторов придерживается в этом объективных оценок. «Нет никакого сомнения в том, — отмечает американский историк М.Бург, — что вклад Советской Армии в окончательную победу над нацистской Германией имеет выдающееся значение… И нельзя не отдать должное Советской Армии, ее боеспособности и боевому духу, благодаря которым она уже в первые месяцы войны, несмотря на тяжелые потери в живой силе и технике, смогла отбросить нацистов от Москвы. А оборона Ленинграда и разгром гитлеровской группировки в Сталинграде! Эти славные победы известные всему миру, стали сегодня почти легендой».

Когда шла война, многие видные буржуазные политические и военные деятели, историки и писатели неоднократно отмечали массовый героизм советских воинов и связывали его с защитой советского государственного и общественного строя. «Только слепец может отрицать теперь, — писала в 1945 г. американская газета «Сатердей ивнинг пост», — что триумф Красной Армии явился триумфом советского социализма, советского планирования, советского строя».

Фальсификаторы же пытаются дегероизировать Советскую Армию, исказить источники великого ратного подвига советских людей во имя защиты социалистической Родины. Некоторые из подобных авторов готовы признать «выдающиеся природные качества русского солдата», но замалчивают при этом, что справедливая война в защиту социалистического Отечества умножала моральные силы армии и народа, что эти силы, воплощенные в массовом героизме, стойкости и самоотверженности советских людей являлись одним из важнейших источников всемирно-исторической победы советского народа.

Одни из зарубежных авторов пытаются объяснить героизм советских людей «русским национализмом» и замолчать братскую дружбу народов СССР как один из важнейших источников победы. Другие заявляют, что причины сплочения и самоотверженности советских людей в борьбе с захватчиками кроются в «излишних зверствах» гитлеровцев. Это особенно проявляется при трактовке истории партизанского движения в Великой Отечественной войне.

Западные историки и публицисты используют самые изощренные методы, чтобы извратить великую освободительную миссию Вооруженных Сил СССР. Не утруждая себя научной аргументацией, они выдвигают ложный тезис, будто Советские Вооруженные Силы вступили на территорию Польши, Чехословакии, Болгарии, Югославии, Норвегии и других стран вопреки воле их народов. Американские, английские и западногерманские идеологи пытаются представить советские войска как силу, стремившуюся вмешаться во внутренние дела других народов, навязать неугодный им общественный строй.

Подобные утверждения — явная фальсификация. Еще в самом начале Великой Отечественной войны Советское правительство подчеркивало, что целью борьбы СССР против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над страной, по и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма. Советское руководство исходило при этом из известного положения об интернациональных обязанностях социалистического государства и освободительной миссии его Вооруженных Сил.

Какие-либо захватнические цели были чужды самой природе Страны Советов, её армии. Освобождение народов зарубежных стран от фашистского ига было для советских воинов их интернациональным долгом.

При вступлении Советских Вооруженных Сил на территорию других стран правительство СССР руководствовалось существовавшими в то время договорами и соглашениями, которые соответствовали нормам международного права. При освобождении Польши Советская Армия действовала на основе «Соглашения об отношениях между Советским Главнокомандующим и Польской Администрацией после вступления советских войск на территорию Польши», подписанного 26 июля 1944 г. правительством СССР и Польским комитетом национального освобождения.

Аналогичный договор между СССР и Чехословакией был подписан 8 мая 1944 г. На территорию Норвегии Советская Армия вступила в соответствии с советско-норвежским правительственным соглашением от 16 мая 1944 г. Вопрос о перенесении военных действий Советской Армии на территорию Югославии был согласован с верховным главнокомандованием Народно-освободительной армии Югославии.

Эти факты свидетельствуют, что Вооруженные Силы СССР вступали на территорию тех или иных стран с освободительной целью, не вопреки, а по воле их народов и правительств. Перед вступлением Советских Вооруженных Сил на территорию другой страны правительство СССР в специальных заявлениях разъясняло свою политику.

PROTOWN.RU

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.